Меню
16+

«Волховские огни». Еженедельная газета Волховского района

18.08.2022 14:38 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 32 от 19.08.2022 г.

Печальный юбилей

Автор: Игорь Бобров

Памятник федерального значения «Могила В.М. Максимова (1844-1911), художника» находится на правом берегу реки Волхов на кладбище деревни Чернавино Волховского района напротив Староладожской крепости. Номер в едином государственном реестре объектов культурного наследия Российской Федерации – 4710034000. Документ о постановке на государственную охрану – постановление Совета Министров РСФСР № 624 от 04.12.1974 года.

Со дня открытия памятника на могиле нашего великого земляка, художника-передвижника, академика живописи Василия Максимовича Максимова 25 августа исполняется 65 лет.

Могила в жутком упадке… Привести в порядок захоронение реально за вполне вменяемые средства. Неисправимо другое – вопреки действующему законодательству, вокруг памятника вновь появились захоронения, и он снова уходит в глубь деревенского кладбища.

История перезахоронения праха художника и открытия памятника в советский период подробно описана в работах исследователей жизни и творчества В.М. Максимова журналиста Галины Стерликовой и краеведа Дениса Арутюнова. В брошюре «Академик живописи Василий Максимов (1844-1911). Последние месяцы жизни и скитания после смерти» Денис Александрович пишет:

«… В 1955 году художник-педагог средней школы г. Волхова И.М. Гундоров попытался отыскать могилу. Благодаря помощи колхозника Михаила Максимова, лично присутствовавшего на похоронах, удалось быстро установить место захоронения. Был найден обломок литого креста, валявшегося вдали от могилы, с надписью: «Академик живописи Василий Максимович Максимов похоронен 21 ноября 1911 года…». Остальных частей креста отыскать не удалось.

Гундоров решил тогда познакомить общественность с жизнью и творчеством Максимова через газету «Волховская правда» и привлечь внимание к памяти о земляке. А через год, в сентябре 1956 года, на Чернавинском кладбище побывали внучка художника А.Н. Голяновская и сотрудник Государственного Русского музея П.Е. Корнилов. Они приезжали, чтобы ознакомиться с состоянием могилы Максимова и наметить меры по увековеченью его памяти.

Было решено гроб с прахом Максимова перенести на открытую площадку на южной стороне клуба.

После настойчивых просьб Художественный фонд СССР отпустил средства на изготовление гранитного обелиска с бронзовым барельефом. Было также решено организовать в здании клуба уголок живописи Максимова с репродукциями его картин. На одном из домов, принадлежащим родственникам художника, должна была быть установлена мемориальная доска. Такую же доску намечали установить на одном из зданий, входящих в комплекс Никольского монастыря (в то время бывшем, территорию и здания монастыря занимала Волховская МТС), где учился Максимов и откуда он отправился в Петербург.

Был поставлен вопрос о присвоении имени Максимова деревни Лопино и находящемуся поблизости колхозу. Были мысли о присвоении имени художника одной из улиц г. Волхова. Все эти мероприятия были намечены к 45-летию со дня смерти художника – передвижника, которые отмечались 1 декабря 1956 года. Решено было достойно отметить эту дату, исправить ту несправедливую забывчивость, которая долгое время допускалась по отношению к памяти замечательного земляка.

К юбилею намеченное осуществить не успели. В июле 1957 года, прах художника был перезахоронен на новом месте. Гроб вскрывали. Максимова идентифицировали, сохранилась бородка, коричневый костюм и хромовые сапоги. Останки переложили в цинковый гроб. При перезахоронении, по поручению горкома, присутствовала секретарь комсомольской организации деревни Чернавино Зоя Алексеевна Гомзина. Начались работы по установке памятника. И вот, 25 августа, при большом стечении народа состоялось долгожданное торжественное открытие.

Митинг открыл председатель исполкома Волховского районного Совета депутатов трудящихся К.И. Терин, сняв покрывало с двухметрового гранитного обелиска. На солнце засверкал бронзовый барельеф с изображением молодого художника (копия в бронзе с рисунка В.А. Боброва 1863 года) и золото надписи:

«ВЫДАЮЩИЙСЯ РУССКИЙ ХУДОЖНИК АКАДЕМИК ЖИВОПИСИ ВАСИЛИЙ МАКСИМОВИЧ МАКСИМОВ 1844-1911 уроженец деревни Лопино».

К подножию монумента были возложены венки и букеты живых цветов. Могильное возвышение украшено яркими декоративными цветами, кругом цветника – георгины. Вся площадка обнесена металлической решёткой. С краткой характеристикой о жизненном и творческом пути художника выступила научный сотрудник Государственного Русского музея И.А. Быховская. От ленинградского отделения Союза советских художников тёплые слова произнёс искусствовед П.Е. Корнилов, от города Волхова – художник-педагог средней школы И.М. Гундоров, от колхозников артели «Ленинское знамя» — родственник художника М.А. Максимов. Выступая от коллектива воспитанников Староладожского детского дома, Галя Постина сообщила присутствующим, что воспитанники детского дома приняли на себя шефство над памятником и обязались содержать его в образцовом порядке. З.А. Гомзина подготовила выставку репродукций картин В.М. Максимова, выставленную затем в церкви св. Василия Кесарийского».

Из этого текста очень важно выделить причину перезахоронения праха художника – перенос на открытую площадку. Дело в том, что изначально, в 1911 году, В.М. Максимов был похоронен рядом с могилами родителей у задней стены Благовещенского придела храма свт. Василия Кесарийского. В 50-х годах могила пришла в упадок, а главное, из-за множества захоронений местных жителей, оказалась малодоступна для посетителей – почитателей таланта художника.

27 августа 1957 года газета «Волховская правда» сообщала: «В полдень 25 августа к чернавинскому кладбищу стал собираться народ на торжественное открытие памятника замечательному земляку, выдающемуся русскому художнику-передвижнику Василию Максимовичу Максимову. Памятник сооружён на новом месте захоронения. Останки художника были перенесены летом этого года на более свободное, хорошо обозреваемое место».

Автору этих строк запомнилось посещение могилы художника нашим школьным классом в конце 70-х годов прошлого века. Тогда могила имела вполне приличный ухоженный вид. Отвлекаясь от главной темы, вспомню, что в тот период творчество Максимова переживало второе рождение. Видимо, по причине исключительного таланта и «правильной», крестьянской, тематики своих работ, он стал одним из любимых авторов советской власти. Репродукции самых известных картин были включены в учебники, миллионы советских школьников, и мы в том числе, писали по ним изложения и сочинения. Фотографии картин «Всё в прошлом», «Приход колдуна на крестьянскую свадьбу», «Мечта о будущем», «Бабушкины сказки» и многих других постоянно появлялись на страницах лучших журналов страны и выходили огромными тиражами на открытках.

В новое время ситуация изменилась, но картины Максимова по-прежнему в постоянных экспозициях Русского музея, Третьяковской галереи, других ведущих музеев и художественных галерей России и стран ближнего зарубежья. Его творчество представлено в лучших музеях, аукционных домах и частных коллекциях Франции, Великобритании, Германии, Чехии, Швеции, Финляндии, Монако. Всего произведения художника-передвижника украшают почти 70 музеев и частных коллекций. Только в фондах Русского музея хранятся 323 картины, 76 – в Третьяковке.

Возвращаясь к главной теме, приходится с горечью констатировать, что сегодня захоронение художника практически бесхозно и находится в крайне удручающем состоянии. Никакого системного подхода к уходу за ней нет. Более-менее терпимый вид ей придают старания энтузиастов – того же Дениса Арутюнова, каждый год на общественных началах проводящего здесь экскурсии для взрослых и юных туристов, учащихся художественных школ области.

Сравнительно недавно, благодаря директору Староладожского музея заповедника Людмиле Александровне Губчевской, могила была приведена в относительный порядок, с помощью районной администрации сюда приобрели и уложили рулонный газон. Чуть раньше, по обращению общественности, бывший замглавы администрации района Любовь Алексеевна Сякова организовала здесь спил старых, опасных деревьев, замену деталей повреждённой ураганом ограды.

Будем откровенны, старания энтузиастов – капля в море. В июле этого года памятник федерального значения предстал перед автором этих строк в самом удручающем виде: большинство из 11 столбов 9 секций ограды просто висят в воздухе – их основания элементарно сгнили от времени, вертикальные элементы ограды заменены уже проржавевшими прутьями арматуры. Буквы текста под барельефом, когда-то золочённые, стёрты напрочь. Сам памятник имеет заметный крен влево. В пределах захоронения находятся пни ранее спиленных деревьев, а рядом, над кучами мусора, возвышаются две старые липы, которые вот-вот могут упасть.

Это ужасно и крайне несправедливо к художнику, внесшему такой заметный вклад в русское и мировое изобразительное искусство. Василий Максимов – наш земляк и единственная знаковая фигура такого масштаба. Каждый год журналисты, краеведы, музейные работники Волховского района открывают новые, неизвестные ранее страницы его жизни и творчества. Каждый год в районных, региональных и федеральных СМИ выходят статьи и фильмы о В.М. Максимове. А могила в жутком упадке…

Привести в порядок захоронение реально за вполне вменяемые средства. Неисправимо другое – вопреки действующему законодательству, вокруг памятника вновь появились захоронения, и он снова уходит в глубь деревенского кладбища. Не исключено, что не сегодня-завтра придётся вновь переносить могилу на открытое пространство, «на более свободное, хорошо обозреваемое место». Но не факт, что администрация Староладожского сельского поселения начнёт исполнять свои обязанности по уходу за памятником и перестанет выдавать разрешения на свежие захоронения рядом с могилой выдающегося, известного всему миру художника.

Новости партнеров

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

38