Меню
16+

«Волховские огни». Еженедельная газета Волховского района

18.08.2016 12:16 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 32 от 19.08.2016 г.

На выставке в Русском музее -"Автопортрет" В. Максимова

Автор: Галина Стерликова

Редкая статья о художнике-передвижнике Василии Максимовиче Максимове (1844 — 1911 г.г.) обходится без иллюстрации его "Автопортрета". Хорошо знают эту работу все, кто соприкасается с жизнью и творчеством нашего земляка. Но мало кому приходилось видеть её в подлиннике.

Работа хранится в запасниках Русского музея и редко покидает его стены. Так что выставка "Моё я. Автопортрет в собрании Русского музея", работающая сейчас в корпусе Бенуа — счастливая возможность встретиться с художником "глаза в глаза".
Написанный в самом начале творческого пути, в декабре 1863 года, "Автопортрет" многое может рассказать о личности автора, о том, что мы знаем о нём, о чём догадываемся.
Подзаголовок названия музейной выставки не случаен. Автопортрет  как жанр живописи — это своего рода  дневник, в котором художник старается отобразить своё "я": суть собственной натуры, переживания, чувства, то есть жизнь, которой наполнена его душа.
Для  Русского музея нынешняя выставка — тоже событие значительное: такая масштабная — впервые за последние сорок лет. На ней представлено около трёхсот работ художников трёх столетий.
А вот он и наш, заветный "Автопортрет": холст, масло. 80,5x62. Справа ниже середины подпись: "Максимовъ 1863 XII/20".
В декабре 1863 года, когда В.Максимов пишет "Автопортрет", ещё и года не прошло, как он учится в Императорской Академии Художеств. Только-только постигает азы творчества, и  — на тебе, дерзко берётся за кисть, чтобы написать самого себя. Написать того, кого знает лучше всего, выплеснуть на холст свои мысли, эмоции. А может, и желание понять самого себя, проверить собственные силы, утвердиться в мысли, что это его дорога?
Декабрь 1863 года — непростое время и для Академии. Она ещё не опомнилась от шока, который чуть более месяца назад произвёл на всех "бунт четырнадцати". Тогда группа выпускников во главе с И.Н. Крамским отказалась от выполнения условий конкурса на золотые медали и демонстративно покинула Академию. Для Максимова, как и для большинства молодых художников, это событие стало поворотным этапом в формировании его сознания, его отношения к академическому искусству, его понимания своих задач. "Автопортрет", своего рода, — тоже бунт, и не только против канонов, которые рушатся, против себя тоже. Задор и бравада уживаются с глубокой серьёзностью, окрашенной чуть заметной грустью. Тяга к психологизму породила многомерность созданного образа.
В "Автобиографических записках" художник вспоминал: "Нередко приходил к нам художник Комашев, он особенно настаивал на писании с натуры. Если, говорит, нет у тебя натурщика — возьми зеркало, поставь перед собой и пиши, пока не устанешь…". Уже многие годы спустя А.К. Дамберг, с которым были близки не только во время учёбы в Академии, писал: "Помнишь, как ты написал с себя портрет в зеркале, с громадными волосищами, с выражением, как у демона. Писал громадной кистью и громадными мазками, для того, чтобы лепку и смелость показать".
Исполненный за три дня автопортрет — яркое свидетельство художественной одарённости В.Максимова. Таким и видел себя девятнадцатилетний художник: свободолюбивый, независимый, исполненный "пафоса протеста и самоутверждения", и только грусть в глазах выдаёт тревогу, незащищённость перед миром, в который вступает.
"Талантливая работа", — сходятся во мнении об "Автопортрете" исследователи творчества художника. Показанный на выставке 1877 года автопортрет Максимова неожиданно выдержал соседство с работами этого жанра кисти И.Н. Крамского, В.Г. Поленова, И.Е. Репина и был назван советским искусствоведом Д.В. Сарабьяновым "одним из самых удачных автопортретов второй половины ХIХ века".
Искусствовед Государственного Русского музея И.Н. Шувалова во вступительной статье к каталогу выставки 2002 года "Святые шестидесятые" писала о нём,  как о поразительном "по смелости трактовки образа и живописной свободе…". "Перед зрителем предстаёт новый тип художника-демократа, исполненного пафоса протеста и самоутверждения. Эмоциональный строй портрета, контрасты светотени, придающие образу своеобразную романтику, свободно и экспрессивно положенные мазки навеяны были Максимову восхитившей его значительностью человеческих лиц и темпераментной манерой письма "Тайной вечери" Ге…".
Более подробно останавливается на "Автопортрете" А. Лазуко в книге "Василий Максимов ( А. Лазуко. Василий Максимов. Ленинград, "Художник РСФСР" 1982): "Свет скользит и словно запутывается в копне непокорных кудрей, создавая свечение вокруг юного, с мягкими чертами, лица. Динамика светового построения, подвижный мазок, незамкнутая объёмная форма сообщают образу эмоциональную взволнованность. Осанка юноши горделива, голова в смелом полуобороте на зрителя, в выражении лица чистота и открытость, душевный строй приподнят. Небрежно запахнутый халат и незастегнутый ворот рубашки дополняют характеристику романтической раскованности. Художник молод, он еще только начинает жизнь в искусстве, и потому так привлекательны в нем гордая уверенность в себе и возвышенно чистый взгляд на мир. …Наедине беседуя с собой, художник не скрыл мягкости своего характера, отметил уязвимость легко ранимой натуры. В этой несколько намеренной демонстрации независимости и уверенности в себе есть момент самоутверждения и желание скрыть беззащитность перед миром, судьбой, жизнью…".
Будем рады, если кто-то из наших читателей, побывав на выставке в Русском музее и посмотрев "Автопортрет" нашего знаменитого земляка, поделится своим видением.
Наверное, и самому Василию Максимовичу Максимову эта работа была особенно дорога. Она прошла с ним через всю жизнь: через многочисленные перипетии, переезды с квартиры на квартиру. Странно, конечно, что выставить "Автопортрет" он решился лишь через 14 лет после его написания.
Некоторые источники указывают на то, что работу в Русский музей передала после смерти художника его жена Лидия Александровна.
В каталоге Русского музея Александра ІІІ 1912 года в разделе последних поступлений на стр. 175 значится: "Дар его величества Государя Императора: "В. Максимов "Прощённое воскресенье" (неоконченное последнее произведение художника); "Автопортрет"; "Голова к картине "Колдун"; "Изба" (внутренний вид) 1869; "Мокшана". Это значит, что "Автопортрет" вместе с другими работами В.М. Максимова был приобретён императором с посмертной выставки художника. Она проходила в рамках 40-й выставки Товарищества передвижных художественных выставок в Москве, в Историческом музее, с 26 декабря 1911 г. по 29 января 1912 г. и в Санкт-Петербурге, в Обществе поощрения художеств, с 10 февраля до 1 апреля 1912 года. В художественный отдел Русского музея Александра ІІІ "Автопортрет" вместе с другими работами, приобретёнными с выставки "по высочайшему повелению", поступил 17 апреля 1912 года. Всего на посмертной выставке В.М. Максимова были представлены 26 работ.

Новости партнеров

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

115