Меню
16+

«Волховские огни». Еженедельная газета Волховского района

04.06.2015 11:51 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 21 от 04.06.2015 г.

На фронт уходил добровольцем

Автор: В. Скорых

Годы Великой Отечественной войны явились, пожалуй, самым сильным испытанием для нашей страны и для нашего народа. Среди тех, кто не дрогнул и в числе первых пошел защищать свою страну, был и Петр Андреевич Головин.

Скоро ему исполнится 95 лет. Ветеран живет в деревне Креницы, которая теперь входит в городскую черту Новой Ладоги. О военной поре, как и всякий фронтовик, вспоминать не любит. К тому же бередить прошлое не особо располагает ослабевающее с годами здоровье. Но для "Волховских огней" Петр Андреевич сделал исключение.
- Так получилось, что я ушел на фронт добровольцем, — начал свое повествование ветеран. — Посчитал, что в такую пору принесу больше пользы там, чем в тылу, где оставались лишь старики да дети. Уходил на фронт вместе со своим приятелем Василием Метелевым, с которым закончил в 1939 году Халтуринский гидрометеорологический техникум. Это в Кировской области, где я родился в 1920 году. Нас, получивших по окончании техникума специальность землемера, отправили в один из райцентров Якутской области. Там, когда началась война, мы обратились в местный военкомат. Но военком нас никуда не отпустил, объяснив, что мы находимся на брони. Тогда мы поехали в соседний район и там в местном военкомате записались добровольцами.
…В тот день в Олекминске, куда приехали молодые добровольцы, вовсю шла подготовка очередного призыва на фронт. На реке Лене уже стоял пароход, готовый к отправке. Быстро пройдя военные формальности, ребята в тот же день отплыли в Иркутск. Дальше их направили в Молотов (ныне Пермь), и они оказались в бершетских военных лагерях, где их дороги разделились.
Летом 1942 года, после окончания школы радистов-телеграфистов, Петр должен был пройти медкомиссию. Однако там его "забраковали": у молодого солдата оказалось хроническое воспаление среднего уха. По настоянию медработника Петра, с отличием закончившего школу радистов, отстранили от работы по новой военной специальности. Но определиться с направлением на службу помогла гражданская профессия землемера- геодезиста: его направили в 108-й отдельный дорожный батальон выполнять обязанности чертежника-картографа.
- Мои начальники посмотрели в моих документах, что я не просто землемер, но еще и геодезист, и решили, что я должен хорошо разбираться в военных картах,- со смешком в голосе продолжает рассказ Петр Андреевич. — Так я оказался в дорожных войсках. Как-то после войны один в военкомате ко мне с кислой миной обратился: "Ну, вы, дорожники". А я ему: "А вы были на фронте, видели, чем занимались дорожники?" Он сразу замолчал. А ведь мы следовали сразу за передовыми частями, всегда находились вблизи линии фронта, часто попадали под обстрелы. Те же регулировщики движения часто оказывались под бомбежкой, а когда летят самолеты, куда скроешься?
В обязанности военного картографа входило определение точного местонахождения воинских подразделений на местности, чтение военной карты, согласование движения боевых частей и координирование маршрутов по доставке техники и боеприпасов.
-Мое дело — дать направление, — поясняет Петр Андреевич. — Заняли наши очередной населенный пункт, мы сразу прибываем туда. Я определяю координаты по карте, по моим данным командиры дают приказ таким -то подразделениям двигаться в таком-то направлении. Здесь важно не ошибиться, быстро и точно найти местоположение. Но линия фронта часто менялась, приходилось рисковать, следуя за передовыми частями. Иногда неожиданно попадали в опасные ситуации.
Один из таких случаев произошел в Восточной Пруссии. Во время затишья, когда не было наступления, приходилось мотаться по прифронтовым дорогам. Молодой картограф всегда ездил в одной машине с капитаном. Был пасмурный день. Заехали в один хутор. Вдруг навстречу машине из подвала выбегает сержант, кричит: "Вы куда, вашу мать, едете! В 30 метрах немцы!" Вовремя развернулись и поехали назад.
Другой случай был похожим. Ехали на маленькой скорости, увидели на обочине дороги подбитый наш танк. Остановились, хотели подойти поближе, узнать, может, там кто остался живой. Вдруг засвистели пули. Сразу стало понятно: попали на передовую. Поехали назад и чуть дальше увидели наших, залегших возле канавы.
Но однажды картограф с капитаном попали в более крутую переделку, которая произошла в той же Восточной Пруссии. Проехали мост. Возле моста стояла будка без окон. Когда подошли поближе, из-за будки вылетела граната. Капитан успел ее схватить и бросить обратно. Петру пришлось расстрелять весь боезапас из своего ППШ, чтобы обезвредить врага.
Вместе с 108-м отдельным дорожным батальоном, входившим в состав Пятой армии Третьего Белорусского фронта, П.А. Головин прошел боевой путь от Москвы до Кенигсберга. Прошагав пол-Европы, на второй же день после взятия фашистской цитадели в Кенигсберге (ныне Калининград) вместе с войсками военный картограф Петр Головин отправляется на Дальний Восток добивать оставшегося германского союзника — Японию.
- Когда ехали по железной дороге, -вспоминает Петр Андреевич, — на одной из станций спросили у вагонника, много ли частей уже проехало в нашем направлении. Он ответил, что военные поезда следуют на Дальний Восток каждые 12 минут. Нам пришлось ездить в основном по Манчжурии, вдоль знаменитой КВЖД — Китайской военной железной дороги. Наступление шло быстро и широким фронтом. Еле успевали переезжать с одной станции на другую. На одном китайском полустанке случайно встретились с военным разведчиком. Нас удивило, как он бегло разговаривал по-китайски с местным населением. После расспросов узнали, что он так же хорошо знает и японский, этому учили в школе разведчиков. В Китае он уже находился несколько лет, прятался в домах у китайцев. Когда прощались, он сказал, что война будет быстрая, так как дислокация и вооружение всех японских гарнизонов известны.
Впоследствии так и получилось. Хваленая миллионная квантунская армия была разгромлена Красной армией за 10 дней, и 3 сентября 1945 года был подписан акт о полной капитуляции Японии.
…Мирная жизнь для Петра Андреевича началась после демобилизации. В 1948 году фронтовик переезжает в Новую Ладогу, где сразу включается в обустройство городского хозяйства. Вместе со всеми, кто вернулся после войны или оставался в тылу, он участвовал в создании первых ладожских строительных организаций, а также таких известных предприятий города, как Новоладожский рыбокомбинат, комбинат "Волховхлеб", завод "Лаконд".
Закончив в 1961 году Ленинградский инженерно-строительный институт, он получил диплом инженера-строителя, который был востребован всей его дальнейшей жизнью. Это подтверждается трудовой книжкой Петра Андреевича Головина: дополненный двумя вкладышами, трудовой документ пестрит десятками организаций: Новоладожский горкомхоз, ремонтно-строительная контора (РСК), Новоладожский районный пищевой комбинат (ныне комбинат "Волховхлеб"), Новоладожский рыбозавод треста "Ленрыба", Новоладожская Судоремонтная техническая станция (СРТС), филиал Ленинградского завода конденсаторов, рыбколхоз им. Калинина. Последняя запись в трудовой книжке датируется 1985 годом, когда Петр Андреевич временно работал на стройучастке колхоза им. Калинина. Его трудовую книжку можно вполне представить как целую трудовую летопись послевоенной жизни Новой Ладоги.
За свою долгую жизнь неутомимый труженик и добросовестный работник сменил много должностей и организаций. Но везде Петр Андреевич Головин проявлял себя как грамотный специалист, высококлассный инженер-строитель, профессионал своего дела. Да и не мог жить и трудиться по-другому бывший фронтовик. Его парадный пиджак украшен орденами Красной звезды и Отечественной войны 2 степени, медалями "За победу над Германией", "За взятие Кенигсберга", "За боевые заслуги". Родина по достоинству оценила его заслуги.

Новости партнеров

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

554