Меню
16+

«Волховские огни». Еженедельная газета Волховского района

07.05.2015 15:01 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 17 от 08.05.2015 г.

Войной опалённое детство

Автор: Л.САЛЬНИКОВА

 В.К. Бекман, Р.И. Валова

Недавно в библиотеке-филиале № 6 КИЦ им. А.С. Пушкина (библиотека ДК ВАЗа) прошёл вечер воспоминаний детей войны "Опалённое детство". У целого поколения, рождённого с 1928 по 1945 год, война украла самые лучшие годы жизни.

 Дети войны, они хлебнули горя полной чашей. Начало Великой Отечественной совпало для них с началом жизни. И сегодня, спустя 70 лет, нелегко им вспоминать события тех суровых дней. Мы выражаем огромную благодарность главным героям нашего вечера: В.К. Бекману, Р.И. Валовой и И.Н. Лысак за то, что они согласились поделиться своими воспоминаниями с молодёжью и преподать бесценные уроки жизни.
Из воспоминаний Владимира Константиновича Бекмана: "К началу войны мне исполнилось 12 лет. Наш детский дом находился в старинном купеческом городе Жиздра, недалеко от Брянска. В детском доме было своё большое хозяйство. Воспитанники работали по 2-3 часа на участке. Начались бомбёжки, и детский дом эвакуировали в город Елец Орловской области. Немцы быстро наступали, поэтому детский дом отправился ещё дальше на восток. Ехали в теплушках очень долго, с начала августа до 21 сентября, так как "зелёную улицу" давали эшелонам, которые шли на фронт. Кормили в дороге плохо. Старшим ребятам приходилось добывать пищу. Существовало непреложное правило: всю еду нести в общий котёл, так как среди нас было много малышей, которые не могли находить себе пропитание.
21 сентября 1941 года детский дом прибыл  в село Елшанка Бузулукского района Чкаловской (ныне Оренбургской) области. Расположились в старой деревенской школе. Зима была очень трудной. Занятия в школе шли в две смены. В 1942 году ученики 5-7-х классов  должны были отработать по 50 трудодней. Я работал на конной косилке в степи в 5 километрах от деревни. Всё заработанное мы добровольно отдавали в фонд обороны. Никто нас не принуждал. За время, что детский дом находился в Бузулукском районе, я стал свидетелем трёх важных событий.
Летом 1942 года рядом с нами формировалась Узбекская отдельная дивизия, которая состояла из коммунистов и комсомольцев. После полутора месяцев тренировок дивизию отправили на фронт. Проводить её приезжал сам К. Ворошилов. Как сложилась судьба этой дивизии, мы узнали из уст очевидца, который воевал в её составе, был ранен и впоследствии работал завхозом в нашем детском доме. На примере этой дивизии выявилась ошибка: когда дивизия пошла в бой и появились первые убитые, их товарищи собирались согласно мусульманскому обычаю группами, чтобы совершить молитву. Эти группы  стали прекрасной мишенью для врага, в результате чего количество убитых и раненых возросло.
Второе событие — формирование чехословацкого корпуса генерала Свободы. Чехи мне запомнились как очень добродушные люди. Они помогали детскому дому, одиноким в деревне. Третье событие — формирование польской армии под командованием генерала Владислава Андерса. Эта армия позже ушла на Ближний Восток, отказавшись воевать на советско-германском фронте.
Закончив 7-й класс, я начал заниматься хозяйственной деятельностью по обеспечению детского дома. Позже меня разыскал дед, эвакуированный из блокадного Ленинграда в Пермь. Он забрал меня с собой и устроил в техникум. Но меня призвали на работу на завод. Два месяца я работал, не выходя из цеха. Там мы ели, там ночевали. Работать приходилось, стоя на ящике, так как я не доставал до станка. Когда умер дед, его друзья устроили  меня учеником декоратора в театр оперы и балета им. С.М.Кирова. В 1944 году вернулся с театром в Ленинград. Работал в театре и одновременно учился в школе рабочей молодежи. А потом поступил в военное училище".
В 1966 году В.К. Бекман приехал в Волхов и много лет проработал преподавателем в Волховском алюминиевом техникуме.
Из воспоминаний Раисы Илларионовны Валовой: "Когда началась война, мне было 8 лет. Я хорошо запомнила начало войны. Мы с друзьями возвращались с речки. Увидели, что возле репродуктора стоят группы взрослых, женщины плачут. Я услышала, что бомбили город Киев, что началась война. Когда отец ушёл на фронт, мы три месяца ничего о нём не знали. Только вначале от него пришла посылка с вещами.  Помню, как бесконечно шли беженцы. Жили бедно и тесно, но дружно. Летом мы, дети, работали. Нам раздали сумки из-под противогазов, куда мы собирали колоски, срезали подсолнухи; то, что оставалось после этого, несли домой, чтобы было чем топить. Учились в очень холодной школе. Наши мамы днём работали, а по вечерам вязали варежки и носки для солдат. Мы читали им вслух книги Л.Н.Толстого, Н.В. Гоголя. В июне 1944 года мы получили вызов на встречу с отцом и поехали к нему на Смоленщину. Попали в третий эшелон 3-го Белорусского фронта. Третий эшелон — это мобильный тыл, в котором были пошивочные мастерские, прачечные, где стирали не только обмундирование, но и окровавленные бинты, которые после просушки дети сворачивали в большие бобины, готовили  их для стерилизаторов. Работа в этом эшелоне была очень тяжёлая. Но мы старались сделать всё, чтобы нашим бойцам было легче воевать, чтобы бойцы чувствовали, что о них заботятся.
Помню горящий радиозавод в Минске, как шли по Белоруссии, как из лесов выходили люди, как переправлялись через Вислу. Когда вошли в Польшу, попали в другой мир. Остановились в небольшом посёлке на постой. В этой семье девочка говорила немного по-русски. Пошла я вместе с ней в школу, в которой преподавал ксендз. Отношение к русским было не очень хорошее, поэтому школу эту я посещала недолго, пошла работать. Дети трудились по 4 часа. На работе нас кормили, о нас заботились. Наши солдаты-обозники, в основном старики, относились к нам, детям, очень трепетно.
Мы дошли почти до Кёнигсберга, но в феврале 1945-го вышел приказ Сталина, запрещающий въезд детей в Германию, так как начались диверсии против советских детей. Мы с мамой уехали. На одной из станций нас обворовали, осталась только мамина красноармейская книжка. С большим трудом добрались до дома, где я пошла в 4-й класс. Окончила школу только с двумя четвёрками, остальные были пятерки. Очень хотела учиться дальше. Поступила в авиационный институт в Казани. Самым радостным днём для меня всегда был и остается День Победы".
Впоследствии, как и В.К. Бекман, Р.И. Валова много лет преподавала в алюминиевом техникуме.
Ирина Николаевна Лысак: "К началу войны мне было всего 4 года. Я жила в Волхове с мамой, которая работала на алюминиевом заводе. Когда начались бомбёжки, меня отправили  к бабушке в Тихвин, но и там бомбили не меньше, чем в Волхове. В октябре нас эвакуировали вместе с заводом. Ехали очень долго. Остановились на станции Каменск-Уральский. В бараке жили только один день, потом нас разместили в квартире, где кроме меня, мамы и маминой сестры жили ещё 15 человек. Жили дружно. Нам повезло, поскольку нас поселили в доме, который назывался Стахановским. Он находился совсем рядом с заводом, и у нас каждый день была горячая вода. На следующий день всех эвакуированных детей определили в зависимости от возраста в детские сады, ясли, школы.
Моя тётушка, когда ей исполнилось 16 лет, хотела продолжить учиться, но её мобилизовали, и она стала работать на заводе. Когда ей исполнилось 18 лет, она ушла на фронт, была радисткой. Дошла до Берлина.
Помню, рядом с домом была прекрасная берёзовая роща, в которой через год осталась всего одна берёза, так как вместо двух труб завода задымили все шесть. Сюда кроме нашего был эвакуирован и запорожский завод. Несмотря на трудности, которые принесла война, о нас заботились. Помню медсестру. Она ходила по домам и делала прививки детям, которые не посещали детские сады, но собирались в первый класс.  Я пошла в школу в 1944 году, попала в 1-"и". Сидели за партой по три человека и учились в три смены. У нас не было тетрадей, мама сшивала и линовала серую бумагу, из которой делали мешки. На 2-3 человека нам выдавали по одному учебнику. Я жила далеко от школы, поэтому учебники у меня были индивидуальные. Карандашей не было. Помню, как мама у старьёвщика обменяла вещи на зелёный карандаш. Я была так счастлива! Летом для поправки здоровья нас отправляли в лагерь за город. Я по полгода училась в лесной школе, так как мы жили у самого завода, и у нас были "сырые" лёгкие. Постоянно хотелось есть. Местные жители подкармливали нас. Осенью мы меняли вещи на картошку. Весной кормились крапивой.
В 1949 году маму вызвали на пуск завода, и мы вернулись в Волхов. Я пошла учиться в школу № 3, где были самые лучшие педагоги. После школы поступила в Ленинградский институт инженеров железнодорожного транспорта (ЛИИЖТ)".
Ирина Николаевна много лет трудилась инженером  Волховстроевской дистанции сигнализации и связи, с 1995 по 2000 г. возглавляла миграционную службу шести районов Ленинградской области. Сегодня она — секретарь Волховского городского Совета ветеранов.
Мы гордимся, что все выступавшие уже много лет являются активными читателями нашей библиотеки и, по их признанию, не мыслят своей жизни без книги. Каждый в своём выступлении подчёркивал, что, несмотря на трудности, им очень хотелось учиться. Особенно приятно, что основным слушателем на нашем вечере была молодёжь -  студенты Волховского алюминиевого колледжа и ученики школы № 8. Живое общение с людьми, прошедшими через войну, позволило ребятам глубже узнать историю своей страны, заставило задуматься о ценности человеческой жизни, о том, как важно любить свою Родину, быть стойким и уметь противостоять любым жизненным невзгодам.

Новости партнеров

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

212