Меню
16+

«Волховские огни». Еженедельная газета Волховского района

11.06.2014 12:23 Среда
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 022 от 11.06.2014 г.

«Я это никогда не забуду»

Автор: Т.Петрова
16 июня Людмилу Васильевну Веселову родные и близкие люди, а также коллеги из межрайонной больницы будут поздравлять со славным юбилеем, с 80-летием. В столь почтенном возрасте она остается обаятельной… и красивой. Видно, родительские гены достались хорошие, крепкие, хотя жизненный путь розами не был усыпан, хватила лиха. Время не стерло из памяти пережитое, особенно военные годы.

В 7 лет ей бы в школу пойти, учиться, а тут война…Семья в это время жила в Подпорожье, что на реке Свирь. Отец был работником НКВД. Семье можно было эвакуироваться, но приехала сестра мамы  из Лодейного Поля и оставить ее одну с тремя малыми детьми на произвол судьбы не смогли. В июне 1941 года на Свирь пришли финны и выгнали всех жителей из домов, пришлось жить кому в землянках, кому в блиндажах. А затем и совсем страшные времена настали. Женщин и детей собрали и погрузили в товарные вагоны, в которых раньше скот возили, и повезли в финские концлагеря, находившиеся в районе Онежского озера. Только вокруг Петрозаводска было 6 концлагерей. Поселили в бараках. Людмила с мамой и младшей сестренкой и мамина сестра с детьми поселились вместе. Работали все — и взрослые, и дети. Дети разгружали и загружали баржи. Часто это были бутылки с лимонадом. Брали несколько бутылок и несли их по трапу без перил. Надзиратели строго следили за ними. Еще от детей кровь брали, которая была нужна для финских военных. За малейшее непослушание били резиновыми плетками. Везде стояли надсмотрщики.  Да и бараки, в которых жили, были окружены в два ряда колючей проволокой, и тоже стояла охрана. Для женщин была работа тяжелая: они собирали после военных действий убитых и хоронили их. Кормили очень скудно. Давали муку или какую-нибудь крупу, которую разводили водой, и вот такую баланду и ели. В поисках пропитания люди решались на безумные поступки. Женщины пытались проползать под проволокой, чтобы на полях найти что-нибудь съедобное, замороженную капусту или картошку.  Надзиратели, если замечали такое, то очень жестоко, практически до смерти избивали и оставляли лежать недвижимые тела, на которых потом заводились черви и заживо съедали людей.
Из-за отсутствия мыла и моющих средств для помывки в банях и стирки белья проводилась в принудительном порядке "прожарка" как самих людей, так и их одежды. Такая "прожарка" для многих, ослабших физически, становилась страшнее других наказаний. Процедура с паром и карболкой при высокой температуре проводилась около 40 минут. Многие не выдерживали и теряли сознание. Смертность в петрозаводских концлагерях была выше, чем в немецких. По жестокости своего режима финские "лагеря смерти" превосходили даже немецкие концлагеря. Финны не устраивали массовых показательных расстрелов для устрашения, как это делали немцы. Они истребляли славянское население голодом, пытками, рабским трудом — тихо и без лишнего шума. Сколько людей погибло в финских концлагерях, точно никто не знает. Предположительно, советских граждан было свыше 64 тысяч, умерло более 18 тысяч. Жестокость была за гранью безумия. Страшно такое представить, не то чтобы пережить. Но, вспоминает Людмила Васильевна, и среди финнов были хорошие, человечные люди: иногда угощали хлебом, втайне от других помогали женщинам, которые под проволокой проползали на поля за овощами, подсказывали, где проволока подрезана. Некоторые финны говорили, что дома у них тоже есть дети, а здесь они не по своей воле. 
"Когда, кончилась война, финны решили нас вместе с бараками сжечь, подвезли бочки с бензином. Но один финн нам подсказал: "Берите детей и бегите. Вас хотят сжечь, — вспоминает Людмила Васильевна. — Неразбериха была страшная. За нами были финны, а впереди гора, и за ней Онежское озеро, где стояли наши корабли. Люди снимали с себя одежду, махали ею, давая понять, что мы свои. Сколько погибло тогда, страшно вспомнить…".
Домой возвращались только в августе 1945 года.  А потом… потом тоже было проблемно. Начались проверки. Сколько раз допрашивали, но уже свои, по какой причине оказались в плену, почему была возможность эвакуироваться, а они этого не сделали. Не хотели понять, что не могла Людмилина мама оставить сестру одну с детьми в беде! Трудно было это все доказывать. Память сохранила все в мельчайших подробностях. Вернулись домой, а жить негде. В селе Потанино жила бабушка, мамина мать — к ней и поехали. Об отце пришло известие, что пропал без вести. Мама растила детей одна. Послевоенные годы тоже были трудными. Работать приходилось много. Людмила вышла замуж, родились дети, потом внуки, а теперь уже и правнуки продолжают род семейный. Жизнь многому научила, но не сломила.
Людмила Васильевна — общительный человек, умный собеседник, она с друзьями часто посещает места, которые ей интересны. Ей жизнь интересна! И это несмотря на то, что детские годы были не просто трудными, а мучительно-унизительными. Она благодарна коллективу больницы, где отработала 30 лет, общественным организациям, что ветеранов и узников не забывают, оказывают внимание, поздравляют с праздниками, приглашают на различные мероприятия.

Уважаемая Людмила Васильевна! Администрация Волховской межрайонной больницы, Совет ветеранов, коллеги и друзья поздравляют Вас с юбилеем и желают:
Живи на свете долгий век,
Родной, любимый человек,
Живи без грусти, не болей,
Душой и сердцем не старей.
Живи счастливо и светло,
С тобой спокойно и тепло.

Новости партнеров

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

71