Меню
16+

«Волховские огни». Еженедельная газета Волховского района

18.12.2014 12:54 Четверг
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 049 от 18.12.2014 г.

Литературная страница

Р.И. Шмурун

Это уже стало доброй традицией — ежегодно ко дню рождения Волхова его житель, Почетный гражданин города Рудольф Ионович ШМУРУН делает свой поэтический подарок землякам.

Найди терпенье, друг
Под белым  саваном поля,
Под ним промерзшая земля
Река ушла под лед,
Стоит в оцепенении лес
Под скрытой глубиной небес…
А вот и новый год.
Омытый холодом простор
Кругом уныло ловит взор,
Сердечная тоска.
И далеко остался дом,
И тишина царит кругом,
Мороз без ветерка.
Вокруг безмолвие царит,
Всё сном глубоким крепко спит —
Так царствует зима.
А ночью бледная луна
Висит в безмолвии одна, замерзшая сама
Не скоро к нам весна придет —
Растопит снег, расплавит лед,
Все оживит вокруг:
Зазеленеет луг и лес,
Под теплой синевой небес…
Найди терпенье, друг.

***
Безумна тишина. Тебя со мною нет,
А без тебя пуста и холодна квартира,
И будто бы померк дневной в окошке свет,
И грустной стала трепетная лира.
Брожу по комнатам без цели и нужды,
Душа болит разлукою с тобою,
Не в лад идут несложные труды,
Как будто обделен умением судьбою.
Ни есть, ни пить — так тяжко одному,
Не просто и тебе — я чувствую и знаю,
Но нет покоя сердцу и уму,
Что я тебе ничем не облегчаю —
Бессилен я, и это так гнетет.
Хотел бы все принять я на себя, родная,
Освободить тебя от боли и забот,
Чтоб жить могла спокойно, не страдая.
Хоть стары мы — не гни дугою бровь —
Я жду тебя! Крепись, моя любовь!

К музе
Я вновь к тебе свой устремляю взор
И говорю слова, идущие от сердца -
Ты держишь для меня открытым кругозор
И звуками питаешь, как единоверца.
И я тебе никак не изменял:
Ни помыслом, ни словом, ни душой,
И даже в трудный час контакт с тобой искал,
И даже в дни, когда лежал больной.
Общение с тобой дает мне силы жить,
И добавляет их врачебному служенью,
И помогает ближнего любить,
Располагает к доброте и вспоможенью.
Я стар по возрасту, но моложав душой —
наверно, в этом есть твоя заслуга,
Пока я жив — не разлучусь с тобой,
Раз много лет назад мы обрели друг друга.

***

Стихам своим я снова жизнь дарю
И новой книгой их объединяю,
И музу верную за них благодарю
И путь к сердцам людским их уповаю.
В них боль моей души и радость светлых дней,
Тревоги бытия, пороки нашей жизни,
Надежда — будем мы богаче, не бедней,
И меньше места будет укоризне.
В них есть любовь к единственной одной.
Есть и любовь к стране, в которой я родился,
О том, что не стремлюсь убраться на покой
И с равнодушием никак не примирился.
Блокаду и войну — я их не позабыл,
Людскую боль хранит мне память сердца,
Мальчишкой все как взрослый пережил,
И в пору ту не затворилась дверца.
За славой не гонюсь и вовсе не ищу,
Любой ценой к признанью не стремился,
Жизнь принял таковой — не злюсь и не ропщу,
И рад, что в этот мир явился.
И новые стихи уходят на простор —
Пока еще я продолжаю разговор.

***

Ложишься в постель, утомленный делами,
Смыкаются веки, мгновенно уснешь.
А ночью разбужен тревожными снами,
И им объясненья никак не найдешь.
И сна больше нет — будто выспался разом,
И сердце тревожно стучится в груди.
Хоть все понимает встревоженный разум,
А мозг, как высокие вольты, гудит…
Луна сквозь окошко назло серебрится —
Хоть книгу читай, но ведь надо уснуть —
Рассвет через пару часов прояснится.
А сна до сих пор не разгадана суть…
И утро пришло. Неразгаданный сон
Весь день наплывает тревожным виденьем
И душу терзает, и кажется он
Совсем неприятным и страшным знаменьем.
Промаешься день, приближается ночь…
Но как же, тревога, тебя превозмочь?
Беру авторучку и листик бумаги
И добрая Муза диктует слова:
"Иду перелеском, минуя овраги.
Мне гукнет вдогонку, проснувшись, сова.
Вот солнце стоит на верхушке еловой,
Как диск золотой в голубой вышине.
А рядом резной лист, коронный, кленовый
Лежит на подгнившем неведомом пне.
Наверно, в ночи он фонариком светит
Глазами живущих на нем светлячков.
Идущий в ночи не споткнется — заметит
Пристанище этих волшебных жучков.
Ступаю местами по мху, как перине,
Нагретому в жаркий, пылающий день,
И вот потихоньку по меркнущей сини
Плывет и спускается сумерек тень.
И день догорел, но темнее не стало —
Белые ночи. Июнь — их начало…
Вышел на берег лесною тропой —
Волхов заполнен небесной водой,
Небо почти что над ним голубое,
Берег высокий не очень крутой.
Волны стремительно в Ладогу катят,
Чайки клекочут, навстречу летят,
Падают камнем и рыбину схватят —
И отнесут на кормленье птенят.
Долго смотрел на бегущие воды —
Воды и время текут и текут,
Вспомнил про норманнов злые приходы,
Вижу в воде — они Новгород жгут…"
Видно, вздремнул. Хитромудрая муза,
Сняв напряженье, ко сну подвела —
Нету дневного тяжелого груза,
Отдохновенье и вдохновенье дала…
Спокойно уснул. Утро в окна стучится,
Светлая ночь перешла в ясный день.
Воздух свежайший в окошко струится,
Гонит из тела сонную лень.

***

Что Новый год, что день рожденья —
Мы радуемся ежегодно этим датам.
А у меня о том всегда сомненья:
Ведь год ушел — и как-то страшновато,
Скорбеть, совсем не радоваться, надо:
На год короче жизнь и ближе стал конец,
Ушедший год восполнит ли награда,
Подарок или царственный венец?
Я принимаю со-бо-лез-но-ва-нье —
Так отвечаю я на поздравленья.
На лицах вижу разочарованье,
А у кого-то и недоуменье.
Считают это неуместной шуткой.
А я ведь говорю о том всерьез,
Хотя порой какой-то с прибауткой.
Чтоб в праздники не видеть горьких слез.
Да, год ушел, и жизнь короче стала —
Одна лишь радость: снова прожит год.
Но этот год уводит от начала —
Никто не знает лишь, когда конец придет…
Пока живу — годами я не согнут,
Пусть жизнь была ни легкой, ни простой,
Мои глаза по прошлому не мокнут —
Её никак не назовешь пустой.

***

Жизнь прожита, но я еще пишу —
Всё вижу, слышу, сердцем принимаю.
Размеренно своим шагам дышу,
Происходящее умом воспринимаю.
Я не трибун, и слабый голос мой
Поэта местного значенья
(мне не присуще самомненье)
Зовет немногих за собой.
Но я пишу и без тоски,
Уверен: семя, брошенное мною,
Не станет сорною травою,
А даст здоровые ростки.

***

В чем жизни смысл? Иметь очаг и дом,
Добытые не каторжным трудом.
Набор необходимых мне вещей,
А главное — любимых мной людей.
Родителей, кто дал мне этот свет,
Достаточность насущную монет,
Жену любимую и любящих детей,
И мозг чтоб не лишенным был идей.
Друзей, не предающих никогда,
Какая б ни пришла к тебе беда,
Здоровье, чтоб все это было в цвет
До окончанья самых долгих лет.
Чтоб нужным быть не самому себе,
Не ныть о несложившейся судьбе.
Не себялюбцем быть — любить вообще людей,
Нечистоплотных, вороватых гнать взашей.
Не отрывать себе, хоть раз, чужой кусок,
Не вешать жизнь свою зазря на волосок.
Не предавать страну, где был рожден и жил
И не жалеть своих в ее защиту сил.
Живи и здравствуй так до серебра седин:
Ты полноценный, настоящий ГРАЖДАНИН.

***

Махнул за восемьдесят, но еще тружусь,
На праздность жизни время не осталось.
Поздней обычного — за полночь спать ложусь
И не скажу, что чувствую усталость.
Я жизнь не тороплю и жить не тороплюсь,
Но время нынче ведь не мой союзник,
А старой клячей в ней я не плетусь —
И не затворник, и не хилый узник.
Душа способна кое-что творить,
Житейским радостям и рада, и внимает.
И есть стремленье не существовать, а жить,
И горести людские понимает.
Не трачу время, сидя у окна,
И телевизор не смотрю помногу,
Со мной моя красавица-жена
Полсотни больше лет.

За плечами поэта — долгая и очень богатая событиями жизнь: блокадное детство, полуголодное студенчество, упорный путь к мечте и более полувека любимой работы. До сих пор Рудольф Ионович ведет научную работу, активно сотрудничает с медицинскими изданиями. И пишет стихи, в которых с предельной искренностью рассказывает о своем восприятии жизни.

Новости партнеров

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

289