Меню
16+

«Волховские огни». Еженедельная газета Волховского района

30.04.2019 13:53 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 17 от 01.05.2019 г.

Сын полка Вася Иголкин

Автор: Н. Крюковская

Вася Иголкин родился в Волховском районе и на момент начала войны проживал в деревне Княщина. Учился в железнодорожном училище. Ленинград был уже осажден, гитлеровцы рвались к Волхову, поставив задачу уничтожить его железнодорожный узел, соединявший четыре магистрали, гидроэлектростанцию и алюминиевый завод. Кроме того, рядом находилось Ладожское озеро. Фашисты рассчитывали полностью изолировать Ленинград, обесточить его и прервать подвоз сырья, продовольствия и оружия и по суше, и по воде.

Военная обстановка накалялась. Линия фронта проходила в четырех-пяти километрах от ГЭС. Уже эвакуировали алюминиевый завод. Было принято решение заминировать ГЭС и железнодорожный узел, чтобы в случае дальнейшего продвижения врага взорвать их. Готовилось к эвакуации и железнодорожное училище, где учился Вася.

Но тут произошел банальный случай, который и определил дальнейшую судьбу 16 -летнего мальчишки. Приступ аппендицита, операция, а когда вышел из госпиталя, училище было уже эвакуировано. Эвакуированы мама с младшим братом и сестрой. Отец и старший брат Александр уже были на фронте. Василий остался один в осажденном Волхове. Пошел работать на железнодорожный узел, помогал ремонтировать оборудование на железной дороге, оказывая посильную помощь объекту стратегического значения. Это были самые страшные месяцы в его жизни. Станцию Волховстрой-1 беспощадно бомбили по нескольку раз в день.

Однажды Василия и еще одного подростка отправили на дрезине в Лодейнопольское железнодорожное депо, где надо было с оставленных там паровозов снять прожекторные фонари. Фонари имели уникальную резьбу, и наладить их производство в военное время не представлялось возможным, а весь паровозный парк комплектовался именно ими. Депо в Лодейном Поле находилось на одном берегу реки Свирь, а на другом уже стояли белофинские части и вели непрерывный артиллерийский огонь по опустевшему городу. Мальчишки скручивали фонари по ночам, стараясь не шуметь, фактически под самым носом у финнов.

Остановились они в местной школе, где их приютила учительница. Однажды ранним утром, когда задание было уже выполнено и дрезина загружена, можно было возвращаться домой, — рядом со школой остановился грузовик. Из него вышли военные и, не зная о том, что в здании есть люди, быстро установили репродукторы, направив их в сторону финнов на противоположном берегу. На финском языке они стали предлагать вражеским солдатам оставить позиции. Финны ответили огнем. Снаряды попали в школу, здание обрушилось. Учительница и старый железнодорожник, помогавший ребятам, погибли. А мальчишкам каким-то чудом удалось выбраться из-под завалов, а затем и из города. По дороге домой дрезину обстреливали, приходилось ее чинить, но прожекторы все же были доставлены в Волхов. Так состоялось боевое крещение, которое вспоминал потом Василий Васильевич как самые страшные из всех тех дней, что пришлось ему пережить на войне. Первый раз всегда больше запоминается. А пережить пришлось немало.

Пробегая на железнодорожную станцию (каждый день километров восемь) через аэродром в деревне Плеханово, где стоял 29-й авиационный истребительный полк, Вася останавливался, любуясь крылатыми птицами. В те времена увидеть самолет было большой редкостью. А так близко, да еще в 16 лет!.. Приметив любопытного мальчишку, регулярно заглядывавшего на аэродром, авиаторы познакомились с ним, узнали, куда он каждый день спешит и, выяснив, что паренек любит технику и умеет с ней обращаться, предложили ему помогать на аэродроме, где умелые руки всегда были нужны. «Раз паровозы чинишь, значит, и самолеты сможешь», — выдвинули летчики железный аргумент. Так Василий Иголкин стал готовить самолеты к боевым вылетам. Приходилось делать абсолютно все, любую черновую работу, но и не только. Вася неплохо разбирался в радио -технике, а связь на фронте необходима и очень важна.

Истребители прикрывали мост через р.Волхов, железнодорожный узел, ГЭС, алюминиевый завод и жилые кварталы города. Летчики сыграли решающую роль в разгроме фашистских войск под Волховом в ноябре и декабре 1941 года. Это была одна из первых крупных побед нашей армии в самый трудный период Великой Отечественной войны.

Среди летчиков-истребителей полка был младший лейтенант Александр Лукьянов, протаранивший 4 июля 1941 года немецкий бомбардировщик над Волховом. За этот подвиг А. Лукьянову было присвоено звание Героя Советского Союза. Звание Героя получили более десятка летчиков этого истребительного полка. А Василий чинил подбитые самолеты, возвращавшиеся с боевых вылетов. Однажды, при ремонте двигателя, ему в глаз попала металлическая стружка. Впоследствии Василий Васильевич считал, что именно она и стала причиной слепоты, настигшей его в последние десять лет жизни.

Когда Волховский фронт развернулся от нашего Валимского рубежа, когда была полностью снята блокада Ленинграда и наша армия погнала фашистов на Запад, с нею передислоцировался и 29-й авиационный полк, а с ним и Вася. Потом был Первый Белорусский фронт, Берлин, великая Победа и карьера профессионального военного — служба сначала в авиации, а с 1961 по 1972 годы в ракетных войсках стратегического назначения. Но это уже совсем другая история...

За заслуги перед Отечеством подполковник Василий Васильевич Иголкин получил множество правительственных наград, но главные и самые дорогие из них — это боевые медали «За оборону Ленинграда», «За освобождение Варшавы», «За боевые заслуги», «За победу над Германией» и орден Красной Звезды.

После увольнения в запас Василий Васильевич вернулся с семьей на родную волховскую землю и каждый год в весенние майские дни все вместе ездили к памятнику «Самолет», поставленному в честь летчиков 29-го Гвардейского Волховского истребительного авиаполка 275-й авиационной дивизии Ленинградского фронта, который героически защищал Волхов от налетов фашистской авиации. Знал Василий Васильевич, что в школе № 6 есть музей 29-го ГВИАП, но почему-то визит туда все откладывал. Возможно, потому, что с годами воспоминания о войне были все тягостнее. По ночам она частенько снилась: окопы, бомбежки, оборона, наступление... А днем он о войне вспоминать не любил, интуитивно оберегая свою душу от щемящих до боли воспоминаний. Ушел из жизни подполковник запаса Василий Васильевич Иголкин в 2012 году.

В этом году я уговорила его дочь — Наталью Васильевну Смирнову (мою сватью), и мы, вместе с Волховским городским Советом ветеранов, сходили в музей боевой славы 29-го Гвардейского авиаполка, расположенный в школе №6, где Наталья Васильевна поделилась с активом музея историческими документами, фотографиями отца и воспоминаниями. Положено начало дальнейшей дружбе. Возможно, теперь в музее появится новая экспозиция о «сыне полка», которым, по сути, и был в те далекие годы шестнадцатилетний Вася, ее будущий отец.

У Василия Васильевича — большая семья: две дочери, четверо внуков и четверо правнуков. Моей внучке Елисавете посчастливилось родиться еще при его жизни и посидеть на руках у своего героического прадедушки. А внук Максим в честь деда назвал своего первенца Васей. Когда вся большая семья Иголкиных собирается в Волхове на 9 Мая, все идут в праздничном строю и несут портрет Василия Васильевича. Как будто это он шагает в победном парадном строю вместе со всеми...

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

48