Меню
16+

«Волховские огни». Еженедельная газета Волховского района

07.02.2019 11:01 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 5 от 07.02.2019 г.

Л.К. Павловский: «Главное – быть человеком!»

Автор: Э.Большакова

Л.К. Павловский и знаменитая трактористка Н.А. Чемоданова

Каждый человек, уходя, оставляет о себе память, и она долго живёт в народе. С поста директора совхоза «Пашский» Лев Константинович Павловский ушёл давно, но добрая память о нём жива в нашей округе.

О нём напоминает и многое из того, что построено за годы его пребывания в должности директора: две школы, два детских сада, жилые дома в Паше и в Потанино. Но даже это не главное. Главное – в его взаимоотношениях с людьми, в его отношении к делу, которому он отдавался полностью.

Писать о Льве Константиновиче трудно, потому что многое о нём как о директоре и человеке уже сказано. Может быть, мы в чём-то и повторимся, пусть читатели нас простят.

Анатолий Конгро, автор книги «Две весны в «Пашском», приводит в своей книге высказывание такое Льва Константиновича: «Существует три типа руководителей. Мне так кажется. Ну, можно назвать их: демократ, либерал и… самодур. Если надо решить сложный вопрос, демократ посоветуется с народом, соберёт всех, выслушает мнения и примет наиболее удачное решение. У либерала политика другая. Он ни во что не вмешивается. Всё идёт, как идёт. И сам ничего не делает, и никто вокруг ничего не делает. А этот – «я хочу, и точка, давай, делай без разговорчиков!» Дров при таком самодурстве может быть наломано!..» Лев Константинович, безусловно, был руководителем демократического стиля. Истоки этого – в его детстве и юности. Родился он 7 апреля 1930 года в деревне Сассоры Волховского района, основали которую когда-то семь лютеран-чухонцев. С течением времени стала деревня называться Жихарево. Отец Льва Константиновича работал шофёром на торфопредприятии, мать Анна Ивановна – мастером. Она рассказывала внукам, что «его дед – чистокровный финн Ян Кирвис». На что Лев Константинович обычно отмахивался: «Не слушайте, мало ли что она говорит». Отец его воевал в финскую, как и многие в наших краях, но остался жив. Погиб он в Великую Отечественную, вероятнее всего, на Невском пятачке, так предполагает дочь Льва Константиновича Галина Львовна.

Остались дети с матерью. Пятеро. Самый старший — Лев. Шёл ему двенадцатый год. Фашисты рвались к Ленинграду, оккупировав Ленинградскую область. Анна Ивановна поняла, что ей с детьми не выжить, надо уходить. Собрала детей и повела их в Тихвин. Добирались туда целый месяц. Дорогой добрые люди помогли не умереть с голоду. Семья Павловских успела к последнему поезду, отвозившему эвакуированных в Сибирь. Вскоре железнодорожная ветка была перерезана фашистами, занявшими Тихвин, и эвакуация стала невозможной.

Приехали в Омск. На платформе увидели объявление: «Дорогие земляки! Ждём вас в филиале Ленинградского карбюраторного завода. Будем вместе ковать победу над ненавистным врагом!» Узнали адрес, пошли. Им отвели комнату, где и разместилась семья. Анна Ивановна ловила неводом рыбу в холодной воде почти всю войну. Рядом с нею трудилась и будущая тёща Льва Константиновича с дочерью Машей. Дети учились в школе. Лев учился очень хорошо. «Крепкий», «башковитый» — говорили о нём. Много читал. Став взрослым, семейным человеком, сохранил страсть к чтению. Особенно любил читать книги о войне. Имел идеальную память. Хорошо запоминал числа, статистические данные. Впоследствии все цифры по хозяйству держал в голове, воспроизводил по памяти. С детства, по воспоминаниям матери, «был бедовым», дрался, защищал правду и справедливость, хотел всем помочь.

Вернулись Павловские в Сассоры в мае 1945 года. Дети со всех ног бежали к родному дому, ведь они не были здесь четыре года. Но дома не было. Их ожидало разорённое войной пепелище. В глубоком горе покинули родную деревню и на попутной машине отправились искать пристанища в Ленинград. Пришли на карбюраторный завод, который уже работал на старом месте. Встретили их с сочувствием, дали комнату в общежитии.

Льва устроили учеником к известному токарю Василию Бузину. Дядя Вася был человеком строгим, но справедливым, старался направить мальчишку, оставшегося без отца, на должный путь.

Шли годы. Не стало младшего брата, умершего в одиннадцать лет. Взрослел Лев, росли и сестрёнки. Анне Ивановне не особенно нравилась городская жизнь, она скучала по деревне. Решили вернуться в Жихарево. Лев уволился с завода и привёз семью в родную деревню. Пошел на торфопредприятие, где до войны работал отец. Выделили им полдома, стали жить, как жили раньше. Но не всё устраивало здесь Льва, не сиделось ему в деревне, манило море, и он поступил в школу юнг. Стал матросом, радистом, служил на Чёрном море. Служба шла отлично, он заслужил уважение и любовь своих сослуживцев. В семейном архиве Павловских хранится альбом – подарок моряков Льву Константиновичу. На первой странице надпись: «От личного состава боевой части 4 радиотелеграфистов и сигнальщиков воинской части 36/53 сослуживцу, любимому командиру, старшине первой статьи Павловскому Л.К. Город Севастополь. 21.01.1953 г.». Только через два года, возмужавшим, красивым, приехал моряк в отпуск на родину. Выросли и похорошели за это время сестрёнки, не узнал он и соседку Машу, Марию Ильиничну. Семьи их давно были знакомы и в эвакуации жили рядом. Отец Льва Константиновича и отец Марьи Ильиничны служили до войны вместе в военизированной пожарной команде деревни Жихарево, отсюда и взяли их на «финскую».

Лев и Мария знали друг друга хорошо, а потому смело поехала Маша следом за Львом в Севастополь. В 1952 году они поженились, а в 1953 родился у них первый сын — Олег. И в том же году старшина первой статьи Павловский списался на берег и вернулся домой, в Жихарево. Работал токарем на торфопредприятии. Активно участвовал в общественной жизни. Сначала был пропагандистом и агитатором, потом избрали его секретарём цеховой партийной организации (в партию вступил, ещё служа на флоте).

Вскоре (шёл 1958 год) Льва Константиновича пригласили в Мгинский райком партии и предложили возглавить партийную организацию колхоза «Заря коммунизма» (впоследствии совхоз «Шумский»). Он пытался возражать, что не знает производства, но секретарь райкома сказал, что партийному вожаку важнее работать с людьми, а не заниматься производством. Стал Лев Константинович секретарём партийной организации колхоза, но и на производстве сумел проявить себя: он вызвался возглавить отстающее отделение и вывел его в передовые. Уже в должности управляющего отделением Лев Константинович настаивал на отказе от ручного труда в сельском хозяйстве и говорил о необходимости его комплексной механизации.

Об этом времени он впоследствии рассказывал так: «Попал в захудалый совхоз парторгом. Зарплата 83 рэ. У директора была 120, но он их никогда не получал. В те времена вообще все работники совхозов получали семьдесят процентов своей зарплаты. И только к концу года, если выполнят план, остальные тридцать. Но план было никак не выполнить. Каждый год добавляли столько, что никак».

В 1961 году Льва Константиновича направили на обучение в Псковскую годичную школу руководящих кадров, которую он окончил с отличием, после чего получил направление в совхоз «Заречье» Волховского района. В «Заречье» Лев Константинович работал директором семь лет и продолжал заочно учиться: сначала в Беседском техникуме, потом в Ленинградском сельскохозяйственном институте. В «Заречье» проявил себя как волевой, решительный, инициативный руководитель. Хозяйство работало успешно, выполняя все планы и обязательства. Этому способствовала и новая аграрная политика в стране, новое планирование. План давался на пятилетку, увеличивался каждый год на определённый процент, но был реальный, выполнимый.

Вспоминает дочь Льва Константиновича Галина Львовна: «В Бережках жили мы достаточно скромно, даже бедно. Мама работала воспитателем в детском саду, папа – директором. Запомнилось, что на каждый Новый год папа привозил из Ленинграда подарки: зефир в шоколаде и апельсины. Мама шила нам костюмы к Новому году. Шила она и одежду детям и папе. Ели очень простую, здоровую пищу: картошку с селёдкой, огурцы, капусту. Держали кур, один год был у нас и поросёнок.

Нас, детей, папа любил. Родились мы все в Жихарево. Олег в 1953 году, Костя – в 1956, я – в 1959. У папы почти не было свободного времени, даже в работе по дому не всегда мог помочь. Картошку копали мы с мамой. Папа редко повышал на нас голос. Мы знали: если он повысил голос – значит, мы провинились, наказаны. Олег учился очень хорошо. Костя пошёл характером в отца. Он пережил много разных увлечений: коллекционировал марки, собирал черепки и старые монеты (петровские огромные пятаки). Ставил дома различные опыты по химии, доставая откуда-то реактивы. Интересовался, как китайцы изобрели порох, где-то добыл порошок, который используют криминалисты. Пытался создать паровую машину, ставил на мне опыты. Создал давление пара в банке, меня заставил держать крышку. Выбившимся из-под крышки паром меня сильно обожгло.

Однажды стреляли из лука, Костя положил на голову себе яблоко. Вильгельм Телль! Олег выстрелил и попал Косте прямо в лоб. Из раны сразу потекла кровь. Костя бросился за Олегом. В другой раз мы с ребятами играли в разведчиков, ползали по траве. В результате загорелась баня. Зачинщиками всего этого были «директорские» дети.

Костя был ярым защитником животных: ёжики, голуби, кошки находили приют в нашем доме, и родители не возражали против этого. Детство у нас было хорошим». О многом из того, чем занимались дети, Лев Константинович и узнавал-то не сразу.

В 1969 году Павловскому предложили руководство совхозом «Пашский». Он недоумевал: «Зачем менять хозяйство? Какая разница?» Жаль было расставаться с уже налаженным производством. Но перспективы грандиозного строительства в «Пашском» его заинтересовали. Начинать надо было почти с нуля. «Пашский» представлял собою в то время многоотраслевое хозяйство. Выращивали свиней, кур, уток, держали коров. Возделывали земли, сеяли зерновые, сажали картофель, капусту, другие овощи. Подготавливая плацдарм для будущего животноводческого комплекса на десять тысяч голов, Лев Константинович приступил к преобразованию земельных массивов. Вместе с экономистами директор рассчитал, что потребуется не менее четырёх тысяч гектаров трав с урожайностью до пятидесяти центнеров с гектара. После долгих раздумий появился смелый план расширения кормовой базы за счёт мелиорации земель, реализация которого потребовала громадных средств и усилий.

В период строительства животноводческого комплекса директор целыми днями «пропадал» в Потанино.

Проблема кадров волновала Льва Константиновича с первых дней работы в совхозе «Пашский», решал он её совместно с директором школы Яковом Сергеевичем Ленкевичем и педагогическим коллективом. На педсовете школы в январе 1971 года он выступил с докладом «О плане социального развития совхоза и задачах школы и совхоза в профессиональной ориентации учащихся и подготовке к труду в сельском хозяйстве». В плане предусматривалась подготовка специалистов самого разного уровня для будущего производства, в том числе и из выпускников Пашской средней школы.

Животноводческий комплекс по откорму молодняка крупного рогатого скота, названный «гигантом Приладожья» работал с лета 1972 года как чётко отлаженный конвейер: за час — 500 килограммов говядины, за сутки – двенадцать тысяч. Через каждые тринадцать дней с откорма снимался очередной гурт, в нём 360 упитанных бычков с общим весом более 140 тонн. За первые пять лет на комплексе было произведено и сдано государству более 20 тысяч тонн мяса.

Льву Константиновичу была свойственна расчётливая смелость, умение опережать события, поэтому он всегда был готов работать по-новому. В 1977 году начали строительство второй очереди комплекса, которая тоже была своевременно введена в строй. «С Павловским легко работать», — говорили его сотрудники. Лев Константинович проявил в этот период весь свой недюжинный талант руководителя, перспективно мыслящего человека. Под его руководством строящийся комплекс поэтапно вводился в строй и досрочно давал Ленинграду мясо, налаживалась новая технология выращивания крупного рогатого скота на промышленной основе, обустраивалось село. За большой личный вклад и выдающиеся производственные достижения в 1976 году Льву Константиновичу присвоено звание Героя Социалистического Труда, он награждён орденом Ленина и золотой медалью «Серп и молот».

Несмотря на всю свою занятость, Лев Константинович всегда оставался заботливым сыном и отцом. Помогал своей матери материально, посылал ей деньги. Каждый год всей семьёй ездили к Анне Ивановне, где вскапывали огород, сажали картошку, выполняли другую нужную в её нехитром хозяйстве работу. Такова была семейная традиция. Он с детства любил играть в шахматы, в свободное время садился за доску с сыновьями. Всегда находил время для общения с детьми, если не возвращался домой слишком поздно и дети уже спали. Был строгим, но справедливым отцом.

В квартире Павловских всегда было много друзей. Дружеские отношения связывали Льва Константиновича со всеми водителями его служебного автомобиля. В совхозе «Заречье» это был Александр Алексеенко, в «Пашском» — Василий Степанович Исаков. Вместе отмечали праздники, ездили за грибами.

Тесная дружба связывала семью Павловских с Малиновскими и Бородкиными. Александр Михайлович и Григорий Пантелеевич были самыми близкими друзьями Льва Константиновича. Друзей своих он ценил. В Рыбежно к Г.П. Бородкину ездили на машине с детьми. Лес, река -всё здесь нравилось и детям, и взрослым. Григорий Пантелеевич прекрасно знал грибные места, брали сыновей и шли за грибами. Грибы Лев Константинович любил собирать с детства. С Григорием Пантелеевичем они много шутили, по-доброму подсмеивались друг над другом.

Пришлось Льву Константиновичу пережить и смерть сыновей, и смерть Марии Ильиничны. Особенно тяжело переживал трагедию с Олегом. «Олег был очень добрым, в отца, но более великодушным», — вспоминает Галина Львовна.

Любил жену, но всегда вычёркивал её из списков работников совхоза на премию. Не хотел, чтобы говорили лишнее, не хотел иметь никаких проблем по этому поводу. Марии Ильиничне не удалось получить образования из-за войны, и всю жизнь мечтала она о том, чтобы учиться, отсутствие образования угнетало её. Пришлось поработать ей воспитателем в детском саду, швеёй, в магазине. В ветеринарной аптеке работала она под руководством главного ветврача совхоза Рожнова. К любому делу Мария Ильинична всегда относилась ответственно, добросовестно. Исключение из списков на материальное поощрение всегда её обижало, но приходилось терпеть — ничего не поделаешь.

Был Лев Константинович бессребреник. Не имел дома, жил в квартире. Когда построили новые дома на центральной усадьбе, предложили квартиру и ему. Он даже возмутился по этому поводу и категорически отказался. Уже на пенсии купил в деревне Насоново старый дом, в котором бывал очень редко. Не имел он и машины – только служебный транспорт. Мария Ильинична иногда упрекала его за это, он отвечал: «Ну и что? У меня нет машины, зато могу всем людям прямо в глаза смотреть!» Говорил о себе: «Я всегда работал для народа. Мне ничего не надо!» Денег тоже не копил. На сберегательной книжке после смерти отца дочь обнаружила мизерную сумму: не то тринадцать, не то тридцать три рубля, точно уже и не помнит.

Дверь его квартиры была всегда открыта для людей. Сюда приходили, чтобы решить какие-то личные проблемы, попросить о помощи. Никому не отказывал, всем помогал, был добрым человеком. Неохотно отпускал из совхоза хороших работников, всегда беседовал с ними, убеждал остаться. Хорошо знал людей, помнил очень многих по имени-отчеству. Никогда не говорил о людях плохо. С предавшими его дело больше не общался, но старым друзьям не изменял. Феликс Александрович Михайлов, Николай Александрович Аникин, Юрий Тихонов были среди самых близких. А вообще круг общения Льва Константиновича был огромен.

Свободного времени как такового у него не было. Постоянно на работе, постоянно – среди людей. В выходной день ездил по полям, на фермы. Когда у водителя был выходной, сам садился за руль. В такие поездки брал с собой и детей, общался с ними.

70-летний и 75-летний юбилеи Льва Константиновича отмечались в совхозе «Детскосельский», где его особенно ценили и уважали. «Вы нас поддержали в трудное время, не позволили разрушить наше хозяйство, мы Вам очень благодарны!» — говорили представители совхоза на его чествованиях.

В 1982 году Лев Константинович получил новое назначение — на должность начальника Управления сельского хозяйства Леноблисполкома. Затем в связи с реорганизацией и созданием в 1986 году областного агропромышленного комитета Л.К. Павловского назначили заместителем его председателя. В своей практической работе Лев Константинович уделял серьёзное внимание подготовке кадров для села. Под его руководством существенно укрепилась производственная база сельскохозяйственных учебных заведений, техникумов, школ Управления АПК.

Лев Константинович умело совмещал производственную и общественную деятельность. Избирался депутатом Верховного Совета РСФСР, Ленинградского областного, Волховского городского совета народных депутатов. Постановлением губернатора Ленинградской области он был назначен сопредседателем Консультативного совета по делам ветеранов войны, труда, Вооружённых Сил и правоохранительных органов. С апреля 2002 года Лев Константинович работал заместителем председателя Межрегионального совета по делам ветеранов Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Работа с ветеранами подпитывала Льва Константиновича в последнее время. На столе у него лежали огромные тетради со списками: кого поздравить с юбилеем, кого поддержать морально, кому просто позвонить, узнать о самочувствии. И когда уже совсем отошёл Лев Константинович от дел, всё равно продолжал звонить многим ветеранам по телефону, пока мог, писал письма.

Последний юбилей, 80-летие со дня рождения, Лев Константинович по состоянию здоровья отмечал дома. Желающих поздравить его было много. Приезжали сослуживцы из Волхова и Санкт-Петербурга, друзья и родственники. В непринуждённой обстановке, за празднично накрытым столом, было сказано много хороших, добрых, благодарных слов в адрес юбиляра.

Лев Константинович Павловский награждён орденом «Знак почёта», орденом Октябрьской революции, медалями «За трудовое отличие», «За преобразование Нечерноземья РСФСР» и другими наградами. Удостоен звания «Почётный гражданин Волховского района». Но самая большая его награда – благодарность не одного поколения пашцев за то, что он подарил нам счастливый период в жизни нашего села, когда росло благосостояние каждой семьи, когда царил трудовой энтузиазм, когда много строилось, когда все работали и могли хорошо отдохнуть, когда дети путешествовали по стране и приобщались к истории и культуре. Да, это было время, когда все мы были счастливы!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

158