Меню
16+

«Волховские огни». Еженедельная газета Волховского района

20.10.2016 11:44 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 41 от 21.10.2016 г.

«Вывести язву сию трудно»

Гоголь определил две главные беды России — "дураки и дороги". Однако он же неоднократно поднимал еще одну проблему — коррупцию. Не стоит думать, что родилась она вместе с великим писателем — история коррупции такая же древняя, как история цивилизации.

По  византийскому  принципу
Еще в Ветхом Завете упоминается одна из божьих заповедей народу: "Даров не принимай; ибо дары слепыми делают зрячих". Но природа людей несовершенна, они не очень-то следуют в своей жизни и божьим заповедям, и нормам Закона.
Коррупция, одной из основных составляющих которой является взяточничество, осуждается во всем мире, но существует с незапамятных времен и не собирается исчезать. Словно неизлечимая болезнь, она сопровождает и наше государство на всем пути его развития. Поддается ли коррупция лечению и каковы методы борьбы с ней? Давайте обратимся к истории вопроса.
Коррупция на Руси развивалась и крепла одновременно с развитием государства, которое управляет своими гражданами через назначаемых им должностных лиц, которые формально должны руководствоваться в своей деятельности духом и буквой Закона. Однако, как известно, законы в России — "что дышло", а потому лукавый чиновник может как действовать, так и бездействовать или вообще поступать вопреки Закону. В XVII веке на Руси для определения видов взятки существовало несколько официальных названий: почести, поминки и посулы. Любопытно, что "почести" (предварительная "подмазка" должностного лица) и "поминки" (подарок "по итогам") считались вполне законными вещами, а вот за "посулы", то есть за нарушение закона за плату, полагались телесные наказания. Именно за посулы в 1654 году пострадали князь Алексей Кропоткин и дьяк Иван Семенов, взявшие деньги с купцов, которых царь Алексей Михайлович собирался переселить в Москву. Купцам туда не хотелось, и они предпочли дать взятку, не подозревая, что царь уже отменил своё решение. Тем не менее князь потребовал с купцов 150 рублей, а дьяк — 30 рублей и бочку вина, за что оба прилюдно были биты кнутом.
Позже уголовное право царской России разделило взяточничество на два вида: мздоимство и лихоимство. Взятка, данная за совершение действия, входящего в круг обязанностей должностного лица, трактовалась как мздоимство. Взятка за совершение служебного проступка или преступления в сфере служебной деятельности трактовалась как лихоимство. Причем к мздоимству само государство и народ относились издавна довольно терпимо. Еще во времена Древней Руси для чиновников стал практиковаться византийский принцип — им не платили жалованья, но позволяли кормиться за счет подношений народа.
Этот принцип настолько вошел в "генную память" нашего народа, что прекрасно существовал даже в советское время (давайте вспомним спецраспределители и номенклатурные связи, закрытые санатории и прочие льготы). Ясно, что и нынешняя тяга политической элиты к непомерной роскоши — оттуда же.
Как боролось государство с лихоимством? Самой "хлебной" должностью в России XVI-XVII веков была должность воеводы. Чтобы не допускать чрезмерного обогащения воевод, царь даже ограничил период их полномочий двумя годами. А чтобы они за эти два года не превратились в "олигархов", их имущество проверялось на царских заставах, когда воеводы возвращались через два года с места службы. Воеводские возы и подводы обыскивались без всякого стеснения и, если оказывалось, что они везут слишком много добра, то излишки безжалостно реквизировались в пользу казны.Таким образом, государственная  верховная власть, не создав четкого механизма вознаграждения труда чиновников, переложила этот груз на посадских и уездных людей — и тем самым положила начало безудержной российской коррупции и бесконечной цепи взаимных обид и жалоб. Народ невзлюбил чиновников, чиновники — народ.
Постепенно, с формированием и укреплением государственного аппарата в России стала укрепляться бюрократия — особая каста чиновников, получавших жалование из казны. Она впитала в себя традиции прошлых поколений чиновников, а потому относилась к "кормлениям", как к своему священному наследственному праву, даже несмотря на жалование. Впрочем, и народ особо не противился. В порядке вещей считалась материальная благодарность чиновникам за оформление документов или какую-либо другую их работу. Обычным делом были и подарки им к именинам и праздникам. Понятно, что грань между разрешенной "почестью" и запрещенным "посулом" была весьма зыбкой, что способствовало злоупотреблениям со стороны чиновников. Недаром в народе появилось множество поговорок: "Судьям то и полезно, что в карман полезло", "Всякий подъячий любит калач горячий", "Приказный проказлив: руки крюки, пальцы грабли, вся подкладка — один карман". А уж как разнообразна и образна терминология взяточничества: "дать барашка в бумажке", "безгрешный доход", "не подмажешь, не поедешь", "мзда", "хапен зи гевезен" и прочее.
Неудача Петра Великого
Великий реформатор Петр I сумел разбудить и изменить огромную страну: он прорубил "окно в Европу", построил флот, побил доселе непобедимых шведов, поднял на небывалый уровень промышленность, возвел среди болот Северную Пальмиру и европеизировал страну, заставив народ не только одеваться, но и мыслить по-новому. И только коррупцию ему одолеть не удалось.
Свояк Петра князь Б.Куракин в своих записках отмечал, что зародившееся в правление царицы Натальи Кирилловны "мздоимство великое и кража государственная, что доныне (писано в 1727 году) продолжается с умножением, а вывести сию язву трудно".
Чего только Петр I не делал для искоренения этой язвы! Он показывал подданным пример собственным поведением: будучи самодержавным властителем огромной империи, повелел назначить себе офицерское жалование, на которое и жил, порой испытывая серьезные финансовые затруднения. Когда, вследствие повторной женитьбы, жалования стало хронически не хватать на жизнь, полковник Петр Алексеевич Романов попросил Александра Меншикова, имевшего в ту пору высшее воинское звание генералиссимуса, ходатайствовать перед Сенатом о присвоении ему, царю, звания генерала, которому полагалось более высокое жалование.
Государь-реформатор хотел, чтобы и чиновники брали пример со своего царя — честно жили на одну зарплату. А потому в 1715 повелел платить им жалование из казны. Но даже царскому другу Меншикову, не говоря уже обо всех прочих подданных, пример государя был не указ. Бояре, дворяне, купцы и чиновники воровали и "брали на лапу" просто бессовестно. Разгул мздоимства не мог укрыться от ока Петра, и он от воспитательных мер переходил к более действенным — к наказаниям. Особо злостных казнокрадов показательно казнили. В 1721 году за взятки под самыми окнами юстиц-коллегии на Васильевском острове повесили сибирского губернатора князя Гагарина. А потом образцово-показательно его несколько раз перевешивали в разных местах Петербурга. Был примерно наказан и еще ряд высокопоставленных чиновников. Например, знаменитый фискал Нестеров, раскрывший столько чужих злоупотреблений, сам попался на мздоимстве и был казнен. Для борьбы с казнокрадством на местах Петр I отряжал в волости своих комиссаров, но подчас и сами царские уполномоченные оказывались нечисты на руку. В 1725 году за казнокрадство и взятки были повешены комиссары Арцибашев, Баранов, Волоцкий. Казнены они были в волостях, где занимались мздоимством.
Особо приближенных персон Петр I за злоупотребления суду не придавал, но безжалостно самолично отхаживал их палкой. Особенно доставалось царскому любимцу Алексашке Меншикову.

Продолжение следует

Новости партнеров

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

52