Меню
16+

«Волховские огни». Еженедельная газета Волховского района

27.07.2020 12:09 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 28 от 24.07.2020 г.

О чём рассказали старые фото

Автор: Елена Хорошутина

Фото из семейного архива

С полным правом Зинаида Петровна Крайнева может утверждать, что город вырос на её глазах. Девушке было 20 лет в победном 1945-м, когда её родители, братья и сестры приехали в Волхов на восстановление алюминиевого завода. С тех пор жизнь Зинаиды Петровны связана с нашим городом.

Её комната в ярких брызгах цветов. Вазы с самыми разными цветами на столе, на тумбочке, на окнах. Это от родных на 95-летие, которое в июле отмечала Зинаида Петровна. От совета ветеранов «ФосАгро-Волхов» мы тоже поздравили бывшего работника завода и вручили небольшой подарок. И конечно, разговор зашёл о прожитых годах, далёком и близком. Вместе с ветераном смотрим семейный альбом. Пожелтевшие фотографии разных лет с дорогими ей людьми. Довоенных очень мало. Как будто разделилась жизнь на «до» и «после».

В той мирной, что до войны было всё понятно. Родилась она в Новгородской области в деревне Большая Любунь в многодетной семье. Кроме Зины у родителей было еще пять детей. Кто-то учился, кто-то уже работал. А Зина окончила 6 классов и строила планы на будущее. Но война перечеркнула всё. Уже через полтора месяца после её начала их деревню заняли немцы. Нелёгкими были эти годы оккупации. Её односельчанам и жителям ближайших деревень приказано было переселиться в Чудово. Здесь довелось узнать, что такое немецкие порядки. Зину обязатели работать на железной дороге. После бомбёжек ремонтировала вместе с такими же ребятами и девчонками железнодорожные пути. Однажды даже была ранена в руку. Ситуация для фашистов на фронте складывалась непростая. Несладко приходилось и мирным жителям. Поскольку Зина уже работала, её не отправили в марте 1943 года на принудительные работы на Запад, а вот всю её семью погрузили в вагоны и повезли в чужие края. Родные вынуждены были трудиться на одном из хуторов в Латвии на фермера.

Для справки:

Угон граждан СССР на работу в Германию – насильственная отправка на принудительные работы в Германию, а также в присоединенные к Третьему Рейху страны. Осуществлялась немецкими оккупационными властями в период с 1942 по 1944 годы. Задействовав армию и местную полицию, немцы устраивали облавы и угоняли в Германию сотни тысяч советских людей. В целом, на принудительные работы с оккупированных территорий СССР было вывезено около 5 млн человек. Немцы называли их «остарбайтерами» (восточными рабочими). В соответствии с государственными инструкциями немецких властей предусматривалось, что «все рабочие должны получать такую пищу и такое жилье и подвергаться такому обращению, которые бы давали возможность эксплуатировать их в самой большой степени при самых минимальных затратах». Подавляющим большинством из числа вывезенных на принудительные работы были подростки.

А в конце 1943-го и Зину в числе таких же невольников вывезли в Германию в город Фульда. Вот как об этом времени вспоминает ветеран:

– Жили мы в лагере. Пять бараков, окруженные колючей проволокой. Там были люди разных возрастов не только русские, но и украинцы, поляки, даже итальянцы, отказавшиеся воевать за немцев. Именно тогда, когда «страна врагов нас забрала», я начала писать стихи. В одном есть такие строчки:

«Колодки ноги нам сдавили,

«Осты» на грудь нам налепили.

Колючий провод, полицаи

У нас свободу отнимали!»

Действительно, были и колодки, и нашивки ost (восток). Пешком примерно километр мы ходили на работу – на вагоноремонтный завод. Смена длилась с 8 утра до 7 вечера. Я сверлила детали, и ко мне приставили контролёра – старичка немца. Он незлой был, даже под верстаком бутерброды мне оставлял, ведь кормили нас впроголодь. Утром давали кашу, в обед – жидкий суп и что-то, уже не помню, на ужин. Больных и провинившихся увозили из лагеря, и больше мы их не видели. Мы были бесправными, а полицаи жестокими на расправу. Не понравится им кто-то, могли забить насмерть. Правда, когда начал подходить фронт, они уже не зверствовали. В этом лагере я пробыла почти полтора года. Весной 45-го город начали бомбить американцы. Они налетали внезапно и буквально «утюжили» Фульду. Снаряды попадали и в лагерь. Во время одного из налетов старшему в бараке удалось открыть двери, и мы бросились в рассыпную. Когда вернулись, здесь уже были американцы. Так 24 марта нас освободили союзники. Всех переписали и предложили на выбор: вернуться на Родину или уехать в Америку. Те, кто служил немцам, предпочли бежать за океан. Я долго не раздумывала – домой! В лагере еще раньше познакомилась с Иваном – его тоже пригнали на работу в Германию. Мы могли только переписываться. «В лаптях, но по России», – решил мой друг, когда встал выбор, и я была с ним согласна. Американцы довезли всех, кто хотел вернуться домой, до реки Одер, и там на мосту нас встретились красноармейцы. Еще два месяца нас проверяли, а после я, наконец, смогла поехать в свою деревню…

Зинаида Петровна показывает на фото – такой она была в 45-м. С грустью вспоминает, какой увидела свою малую Родину. Кругом разруха, от отчего дома ничего не осталось. Поселилась у соседки, пока из Латвии не приехали родители и братья с сестрами. Несколько лет они ничего не знали о Зине, и вот семья вновь была вместе.

Начинать жизнь заново решили на новом месте. В то время по деревням ездили вербовщики, приглашавшие людей на восстановление Волховского алюминиевого завода. Обещали и жильё, и работу. В Волхов и отправились. И действительно, приняли на работу, дали место в одном из многочисленных бараков на улице Фарфоровой. Это где сейчас больница, роддом.

Зину приняли на ВАЗ рабочей к шамотчикам. Подвозила на тачке кирпичи и блоки. Помнит, как пленные немцы разбивали застывший в ваннах алюминий, как укладывали наши шамотчики кирпичами стенки ванн, готовили их к пуску. По рабочей карточке Зина получала 700 граммов хлеба и бесплатный обед на фабрике-кухне. Тяжелые нагрузки оказались не по силам хрупкой девушке, и врач отстранил её от работы. Зина перешла в дворники. Убирала заводские улицы и радовалась тому, что один за другим восстанавливают цеха, предприятие начинает действовать. А тут и перемены в семейной жизни. Из армии демобилизовался Иван Крайнев, тот самый её друг, с которым познакомилась еще в немецком лагере. Он после проверки был призван в армию, а когда демобилизовался, нашёл девушку, хоть это было и непросто. Они встретились в Волхове и больше не расставались. Вместе прожили 36 лет. Иван Алексеевич в Волхове работал подрывником на плиточных разработках в Дубовиках. Плитняк шёл на фундамент жилых домов, которые строили в Волхове. Потом Крайнев ушёл на завод в пылеугольное отделение. Зинаида Петровна много лет работала дворником не только на заводе, но и в городе. Её портрет был на Доске почёта завода, не раз она становилась ударником труда и победителем соцсоревнования, награждена медалью «За доблестный труд», имеет звание «Ветеран труда».

Супруги вырастили двух сыновей и двух дочерей. Их род продолжают шесть внуков и 12 правнуков. И что интересно, жизнь многих связана с заводом. Все дети Крайневых трудились на ВАЗе. Старший Виктор – в электроцехе, Анатолий – в двойном, Надежда работала поваром в столовой, а Елена много лет крановщицей в РМЦ. Сегодня внуки продолжают семейную династию, сейчас уже в ФосАгро. В Кировске Мурманской области – Сергей Анатольевич Крайнов, а в Волхове в «Механике» (бывшем РМЦ) – Алексей Анатольевич.

Зинаида Петровна смотрит на фотографии близких и улыбается, вспоминая о том, какой праздник они устроили в её юбилей. Все собрались в кафе, тепло поздравили и подготовили для бабушки Зины много приятных сюрпризов. А те, кто из-за карантина по коронавирусу не смог приехать, не забыли позвонить и сказать добрые слова. Главные пожелания от родных, к которым присоединяются и ветераны завода, – здоровья и неиссякаемого оптимизма. А мудрости, доброты, душевного тепла – всего этого у Зинаиды Петровны в достатке.

Заканчивая нашу встречу, мы интересуемся, что или кто сегодня радует ветерана, много повидавшего на своем веку?

– Правнуки, – не задумываясь отвечает Зинаида Петровна. – Мне приятно с ними общаться. Читаем стихи, рисуем. Прижмутся ко мне, обнимут, шепнут на ухо «бабушка, я тебя люблю!», и я счастлива! Жизнь продолжается…

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

6