Меню
16+

«Волховские огни». Еженедельная газета Волховского района

05.09.2019 13:27 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 35 от 06.09.2019 г.

Гидрограф Чуров

Автор: Сергей Морозов, кандидат исторических наук

Е.П. Чуров, 1945 г.

Восьмого сентября 1941 года началась блокада Ленинграда – беспримерная по масштабам трагедия ХХ века. Битва за освобождение города шла 900 дней и ночей, шла на земле, воде и в воздухе. Сегодня наш рассказ – об одном из участников сражения за Ленинград.

В истории Великой Отечественной войны есть много героев, которые не забыты в исторической науке, но вместе с тем широко не известны в современном российском обществе. Одним из таких героев битвы за Ленинград является Евгений Петрович Чуров, внесший значимый вклад в создание водной и ледовой трассы Дороги жизни.

Евгений Чуров в 1940 году с отличием окончил Высшее Военно-морское гидрографическое училище имени Г.К. Орджоникидзе по специальности военно-морской гидрограф. После выпуска лейтенант Чуров был направлен на Ладожское озеро начальником гидрографической партии Озерного района 3 разряда Гидрографической службы Краснознаменного Балтийского флота. Как начальник гидрографической партии он провел подробное изучение и описание северной части озера, выполнял задачи по тралению финских минных заграждений.

В начале Великой Отечественной войны Е.П. Чуров в качестве штурмана отряда высадки на транспорте «Совет» и старшего лоцмана по проводке участвовал с 22 по 27 июля в высадке десанта 4-й бригады морской пехоты на острова Лункулансаари и Матсинсаари. 6-9 августа лейтенант Чуров самостоятельно провел высадку двух диверсионных десантов партизан в тыл противника на полуостров Тервус. С 28 июля по 29 августа был лоцманом на проводке конвоев в шхерах Ладожского озера при эвакуации 19-го стрелкового корпуса с острова Кильпола и полуострова Рауталахти до и во время Путсальской операции, в том числе 14 августа провел по узкому фарватеру на полных ходах транспорт «Володарский» с 400 ранеными, избежав при этом повреждений и потерь от минометного огня противника.

Особой страницей в жизни молодого офицера стало участие в создании Дороги жизни. Район Осиновец, река Волхов и город Новая Ладога оказались совершенно не оборудованными для погрузо-разгрузочных работ и в навигационном отношении. Пристань Новая Ладога, пристани в Осиновце и Гостинополье имели чрезвычайно ограниченный причальный фронт, где можно было бы производить перегрузочные операции, места подхода судов к причальным стенкам не были оборудованы причальными бочками, не углублены в достаточной мере и не расчищены от топляков и других подводных засоренностей. Отсутствовали транспортеры, краны и перегружатели. Необходимо было вести дноуглубительные работы и создавать фарватеры. Для обеспечения безопасного плавания гидрографическая служба расставляла на воде вехи и буи. На берегу и островах сооружались световые и радиомаяки, створные знаки. Кроме организаторской работы Е.П. Чуров лично с борта транспорта «Гидротехник» выставлял навигационные вехи и буи. К концу сентября на Ладожском озере были созданы два основных военных контролируемых фарватера – две артерии водной Дороги жизни. На малой трассе Кобона — Осиновец протяженностью около 30 километров использовались речные баржи с буксирами и рыбацкие мотоботы. На большой трассе Новая Ладога — Осиновец (115 километров) использовались в основном крупные боевые корабли, озерные буксиры с баржами, канонерские лодки. В отчете о проведении военно-морских перевозок по Ладожскому озеру с 11 сентября по 29 ноября 1941 года приведены сведения, что за сентябрь, октябрь и ноябрь вышли из строя от различных причин, в том числе от штормовой погоды и бомбардировок авиации противника, 6 буксирных пароходов и 46 непаровых судов (барж) Северо-Западного речного пароходства. Так, буксирный пароход «Лев» затонул во время шторма на фарватере Волховского бара в районе Осиновца во время проводки в ледовых условиях, пароходы «Козельск» и «Норек» были раздавлены льдами. Перевозки по Ладоге продолжались до полного ледостава.

…В осажденном Ленинграде в ноябре положение с продовольствием крайне усложнилось. Как можно скорее нужно было создавать ледовые трассы, но достоверной информации о состоянии ледового покрова не было. С 15 ноября Е.П. Чуров исполнял обязанности начальника гидрографического участка военно-морской базы Осиновец и начальника ледово-дорожного отряда гидрографического отдела КБФ по ладожской ледовой трассе. И именно он первым как гидрограф 15-17 ноября произвел разведку льда по трассе Осиновецкий маяк – острова Зеленцы, Осиновецкий маяк – Кобона, Кобона – маяк Кареджи – Осиновец. Разведку было приказано провести двум специалистам-гидрографам — Е.П. Чурову (командир группы) и В.И. Дмитриеву. Около полуночи 15 ноября разведывательная партия из 5 человек вышла на выполнение задания. Пока лед был крепким, шли друг от друга на расстоянии 10-15 шагов. Через каждую милю Чуров и Дмитриев вместе с краснофлотцами пробивали лунку, измеряли толщину и прочность льда, определяли температуру воздуха и вектор скорости ветра. Когда толщина льда уменьшилась до дециметра, они были вынуждены ряд участков преодолевать ползком, обвязавшись линем для спасения провалившегося под лед. И все это при температуре минус 15 градусов, и при этом несли на себе и везли на санках оборудование, оружие, двухметровые шесты-вехи. Эти шесты- вехи гидрографы-разведчики ставили на каждой проверенной точке. К утру 16 ноября группа находилась у острова Большой Зеленец, когда лейтенант Дмитриев сильно повредил ногу о торосы и идти дальше самостоятельно не мог. Обстановка была насколько сложной: сильный ветер, торосы, холод — что даже кадровый, отлично подготовленный офицер не смог уберечься. Командир принял решение возвратиться в Осиновец. Сначала везли В.И. Дмитриева на санках, потом у заторошенного берега Е.П. Чуров взвалил его на спину и на себе донес до маяка. Из специалистов в группе остался один Евгений Петрович, три краснофлотца были крайне изнурены, поэтому командир подобрал других физически крепких молодых ребят и, искренне поблагодарив матросов первого выхода, отправил их спать. Сам же в полдень 16 ноября вместе с тремя «свежими» краснофлотцами снова отправился в путь. Мороз усилился до 20 градусов, но обследование будущей трассы группа проводила весь день и всю ночь. К 4 часам утра 17 ноября они достигли берега у Кобоны. После короткого отдыха разведывательная партия отправилась в путь по маршруту Кобона – Кареджи – Осиновец, прокладывая еще одну линию разведки льда. Исследование продолжалось весь день и вечер 17 ноября, поздно ночью группа вернулась на базу. За двое суток было пройдено свыше 70 километров, выставлено 28 вех, исследован лед в 48 точках. Всю ночь собранные материалы обрабатывали старший лейтенант В.С. Купрюшин и лейтенанты А.А. Анищенко и С.В. Дуев. К утру 18 ноября были готовы карты трех трасс: Осиновецкий маяк – острова Зеленцы, Осиновецкий маяк – Кобона, Кобона – Кареджи – Осиновец. Е.П. Чуров написал объяснительную записку и около полудня 18 ноября доложил командованию о выполнении задания и передал все материалы. За уникально короткие сроки – 48 часов! — Е.П.Чуров и его подчиненные выполнили задание, провели разведку будущей ледовой трассы Дороги жизни.

В декабре 1941 года лейтенант Чуров по льду озера провел группу лыжников-разведчиков в тыл противника.

В 1942 году Е.П. Чуров принимает активное участие в боевых действиях. К примеру, с 27 июня по 1 августа участвовал в организации артиллерийской поддержки бронекатерами 311-й дивизии 54-й армии Волховского фронта на заключительном этапе Киришской наступательной операции — он скрытно провел катера на позицию и обеспечил исходными данными для стрельбы. 1 сентября 1942 года Евгению Петровичу Чурову было присвоено звание старшего лейтенанта, 6 ноября он был награжден первым боевым орденом – Красной Звезды.

В 1943 году Е.П. Чуров руководил разведывательной деятельностью подводной лодки «М-77», был ее штурманом, участвовал во всех боевых походах и действиях лодки (7 боевых походов). В октябре получил новое назначение – командир по оперативной части 4-го (разведывательного) отделения штаба Ладожской военной флотилии; данную должность он занимал до 10 октября 1944 года (до расформирования флотилии).

В 1944 году Е.П. Чуров с 15 по 21 мая руководил разведдесантом на занятый врагом остров Верккосаари с катера «МО-228» в сопровождении катера «МО-199». Во время снятия разведывательного десанта с острова 21 мая получил тяжелое ранение осколками снаряда в бедро правой ноги и несколько легких ранений. Пролежав два месяца в госпиталях и не долечившись, Евгений Петрович вернулся в родную Ладожскую военную флотилию, ставшую к тому времени Краснознаменной. С 16 по 26 августа командовал разведывательными и набеговыми действиями бронекатеров «БКА-101» и «БКА-102» по освобождению островов Валаамского архипелага.

Орден Красного Знамени был вручен Е.П. Чурову 22 сентября 1944 года, а 30 сентября ему присвоено звание капитан-лейтенанта.

В октябре неожиданно открылись раны, и его в приказном порядке отправили в госпиталь. Затем новое назначение – старшим гидрографом отдельного отряда Краснознаменного Балтийского флота. В новой должности он проводил гидрографические и лоцманские работы в шхерах Финского залива и Або-Аландского архипелага. В январе 1945 года был назначен на должность начальника гидрографической партии отдельного отряда Краснознаменного Балтийского флота. Весной и летом выполнял задание командования по рекогносцировке острова Борнхольм (Дания) в составе группы во главе с контр-адмиралом Е.Е. Шведе. В результате группа составила полное военно-географическое описание острова. Третий боевой орден – Отечественной войны I степени — был вручен Евгению Петровичу Чурову 17 июля 1945 года.

После войны Е.П. Чуров решает продолжить профессиональное образование: он с отличием, золотой медалью и занесением фамилии на мраморную доску оканчивает Военно-Морскую академию кораблестроения и вооружения; в 1953 году защищает кандидатскую диссертацию по отделу военно-морских наук, посвященную корабельной радиолокационной съемке. С 1957 года начинает заниматься вопросами применения космических аппаратов в интересах военно-морского флота. 5 ноября 1957 года Е.П. Чурову присвоено звание капитана 1 ранга.

В 1963 году Евгений Петрович защищает докторскую диссертацию по отделу технических наук, посвященную разработке спутниковых систем; с октября 1963 по февраль 1972 года он – начальник созданной по его же предложению кафедры космической техники (военно-космических средств) Военно-Морской ордена Ленина академии. Научные труды Е.П. Чурова легли в основу первой космической системы навигации ВМФ «Циклон-Б». В июне 1965 года ему присваивают ученое звание профессора по кафедре космической техники.

За боевую деятельность в годы Великой Отечественной войны и послевоенную военно-морскую службу Евгений Петрович Чуров был награжден двумя орденами Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды, орденом Отечественной войны I степени и двенадцатью медалями. Среди медалей — наиболее чтимые в военные годы и в наше время «За боевые заслуги» и «За оборону Ленинграда».

С 1972 года, после ухода в запас и до конца жизни, он работает на факультете прикладной математики и процессов управления Ленинградского университета. На факультете в 1974 году создает кафедру теории систем управления, возглавляет кафедру, на которой продолжает исследования в области применения спутников, а также приступает к решению проблем теории больших систем.

Евгений Петрович Чуров ушел из жизни 11 февраля 1981 года, похоронен на Северном кладбище в Санкт-Петербурге. В 2016 году его прах перенесен на Смоленское православное кладбище и захоронен вместе с супругой Ириной Владимировной Чуровой.

5 ноября 1986 года в соответствии с пунктом 15 Положения «О порядке наименования и переименования государственных объектов союзного подчинения и физико-географических объектов», утвержденного постановлением Совета Министров СССР от 29 ноября 1966 года № 914, Президиум Академии наук СССР постановил присвоить наименование «Гора Чурова» подводной горе высотой 1880 метров.

В 2018 году, к 100-летию со дня рождения, Санкт-Петербургским государственным университетом издана книга «Евгений Чуров: офицер, ученый, педагог». Книга написана историками СПбГУ по документам и материалам государственных архивов, архива университета, семейного архива Чуровых. Книга проиллюстрирована уникальными фотографиями и является данью памяти героя Великой Отечественной войны и выдающегося ученого.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

91