Меню
16+

«Волховские огни». Еженедельная газета Волховского района

26.04.2019 14:23 Пятница
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 16 от 25.04.2019 г.

Ликвидатор

А.Н. Коробов

Сегодня 26 апреля. Ровно 33 года назад теплой весенней ночью на Чернобыльской АЭС случилась катастрофа, которой суждено было войти в историю как одной из крупнейших техногенных аварий ХХ века. На ликвидацию последствий были брошены тысячи людей. «Атомными солдатами» назвал их в одном из своих очерков Ю.А. Сяков. Они и были солдатами, которые сражались со страшным невидимым врагом – радиацией, рискуя собственным здоровьем, а нередко и жизнью. Выжившие в том ядерном котле не считали себя героями, не требовали наград. Многих уже нет…Мир их светлой памяти. И здоровья – ныне живущим. С праздником, ликвидаторы, герои Чернобыля!

«Третий Ангел вострубил,

и упала с неба большая звезда…

и пала на третью часть рек и на источники вод.

Имя сей звезды полынь…»

Откровение Иоанна Богослова, глава 8-10

Похоже, всю правду о Чернобыле нам не суждено узнать никогда. Сначала, подобно радиоактивной, выросла полоса информационного отчуждения, потом на смену ей пришло равнодушие общества, захваченного другими, не менее драматическими событиями. Затем наступило забвение…

Впрочем, что уж говорить об обществе, если даже сами участники тех событий, ликвидаторы, как окрестили их газеты, стараются забыть и лишний раз не ворошить в памяти те страшные, непонятные, наполненные неизвестностью дни. Не исключение и мой собеседник, заместитель мэра Волхова по жилищно-коммунальному хозяйству Александр Николаевич Коробов. Но есть у него и еще одна должность, которая об аварии напоминает постоянно, — он председатель союза «Чернобыль» в Волхове и районе. А поводом для встречи послужила приятная новость: совсем недавно Коробову вручили орден Мужества. Указ о награждении был подписан к 10-летию трагедии, еще два года награда шла из Москвы. Слава Богу, не опоздала…

- Через события на АЭС прошли сто девять волховчан. К сожалению, некоторые уже ушли в мир иной. Из живых 21 находятся на инвалидности, еще на восьмерых оформляются документы. До девяностого года мы вообще находились как бы в подполье, не имея права на встречи и официальное признание. Только в 1991 году вышел специальный закон о защите прав ликвидаторов. Все вопросы, возникающие у чернобыльцев, в Волхове и районе решаются положительно. Большую помощь в этом оказывают работники отделения фонда соцстраха во главе с Л.Н. Нестеровой, есть оперативная связь с областными структурами, что тоже положительно сказывается на работе союза. Сейчас вот выяснилось, что шестеро сясьстройских ликвидаторов уже 4 месяца не получают положенных выплат, и этот вопрос под контролем.

…В Чернобыль Коробов попал далеко не случайно: армейскую службу проходил в ракетных войсках стратегического назначения, получил спецподготовку в составе особой химической группы, задача которой заключалась в том, чтобы засекать ядерные взрывы. Правда, за два года так ни разу и не повезло: на время дежурства его группы взрывов не выпадало. Зато этот пробел полностью «возместил» Чернобыль.

Медкомиссию в военкомате проходили двенадцать жителей Волхова. Кроме чисто медицинских кандидатам на поездку в ад предъявлялись и несколько необычные требования: возраст обязательно должен превышать тридцать лет и в семье должно быть не менее двоих детей. «Добро» дали шестерым. Один из них, Владимир Васильевич Дешеулин, работавший на станции переливания крови, умер вскоре после возвращения, хотя на станцию сходил всего один- единственный раз.

Спецполк из Ленинградской области прибыл в зону аварии в сентябре восемьдесят седьмого. Палаточный лагерь разместили возле небольшого городка Иванков. Составили график работ. Смена длилась не более десяти минут, а занимались ликвидаторы дезактивацией третьего энергоблока, что находился в одном корпусе с тем самым злосчастным четвертым. Надевали респираторы, защитные освинцованные костюмы и шли. Обрабатывали все поверхности спецрастворами, обшивали стены корпуса свинцовыми обоями. Работать в зоне полагалось шесть месяцев, но это был чисто условный срок: набравших дозу облучения отстраняли от работы. Поэтому Коробов, справившийся «с заданием» за три месяца, остальное время находился в 30-километровой зоне. Уезжать разрешалось лишь после того, как прибывала смена.

Вообще-то говорить об уровне облучения можно только теоретически: маленькие приборы – накопители – после выхода со станции изымались, да и сориентироваться по ним было трудно, уже через несколько минут стрелки намертво зашкаливали. О том, что хватанули здорово, догадывались по першению в горле, боли в висках, быстрой утомляемости. Аукаться по-настоящему стало гораздо позже. Почти все ликвидаторы сегодня на разных группах инвалидности, у многих возникли самые разнообразные проблемы со здоровьем. Александр Николаевич, к примеру, стал замечать боли в сердце, и только благодаря профессионализму лечащих врачей В.Д. Колесника и В.П. Красильниковой, а также собственному упорству и давнишней дружбе со спортом сумел победить недуг.

…Когда находились в палаточном лагере, командование и специалисты-ядерщики проводили с ними многочисленные инструктажи, пытались дать рекомендации на все случаи жизни. Первый выход на станцию напоминал кадры из знаменитого фильма «Сталкер»: не видя врага, с ощущением непонятной обреченности люди шли навстречу неизвестному, а некоторые – и собственной гибели. Но все было обыкновенным: светило солнце, в садах спели яблоки, белели дома. И только абсолютная тишина и безлюдье вызывали жуткое чувство ирреальности происходящего. Дополнял пейзаж ярко-рыжий лес, обожженный невидимым пламенем. Но вскоре ощущение страха у некоторых сменилось полной эйфорией, которую усиливал алкоголь. Неизвестно, способствовал ли он выведению радионуклидов, но осторожность у многих притуплял. А впрочем, это давно в наших традициях…

Сейчас военкоматом составлены списки для награждения орденами и медалями всех участников первого этапа – тех, кто прошел через Чернобыль в 1986-87 годах. Нужно ли им это? В плане практическом никаких льгот и привилегий награды не добавят. Но признать заслуги этих скромных людей, своей молодостью, здоровьем, а порой и жизнью защитивших нас от страшного мирного атома, — это справедливо.

Сегодня Александру Николаевичу эти строки не прочитать – он на сессии. Заканчивает обучение на факультете государственной службы в академии при Президенте России. Пожелайте ему успехов и здоровья!

В. Захарова, «Волховские огни», 31 марта 1998 год

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

67