Меню
16+

«Волховские огни». Еженедельная газета Волховского района

24.01.2019 14:24 Четверг
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 3 от 25.01.2019 г.

Елена или Ладожка?

Автор: М. Удалов

Фото автора

Названия водных объектов сохраняются веками и тысячелетиями, поэтому гидронимы имеют очень высокую лингво-историческую ценность: в них сохраняются архаизмы и диалектизмы, они часто восходят к языкам народов, живших на данной территории в прошлом, что позволяет использовать их для определения границ расселения этнических общностей. Ленинградская область, как и весь северо-запад России, изобилует различными водоёмами: и ручейками, и реками, и озёрами, и все они несут в своих названиях печать истории. Коснёмся малой толики этой обширнейшей темы.

Ладога. Ладога – город, Ладога – озеро. Нельзя обойти вниманием вопрос возникновения топонима. Существует достаточно большое количество версий и объяснений. Мы коснёмся только одной, признанной сейчас практически всеми лингвистами. Одним из авторов этой теории является А.И. Попов (1899-1973), доктор исторических наук, филолог, профессор финно-угорского языкознания и философии.

Приведу несколько цитат из книги Попова «Следы давно минувших лет», изданной в 1981 году: «Дело не в том, что по названию речки Ладоги было названо озеро, а в том, что речное имя Ладога сделалось именем приречного укрепленного и торгового пункта, получившего такое огромное значение в торговых отношениях Новгорода со Скандинавией и немецкими городами, что лежащее рядом с Ладогой оз. Нево новгородцы в конце концов стали называть «Ладозьским».

Что касается названия речки Ладоги, то оно имеет достаточно выраженный прибалтийско-финский характер, скорее всего, от Ala-djogi – «Нижняя речка», откуда понятны и скандинавские, и немецкие формы, и русская».

«Обычно думают, что в основе названия Ладожского озера (Ладога) лежит прибалтийско-финское слово aaldokas – бурный (от aalto – волна»). Следует считать это предположение слабо обоснованным, так как древнерусские источники называют Ладожское озеро иначе: «озеро великое Нево»; и только в 1220 г. Лаврентьевская летопись впервые величает его Ладожским, что произведено прямо от названия г. Ладоги».

Часто приходится слышать, что само определение «нижняя речка» (у других авторов — «низменная местность») произошло от её расположения в нижнем течении Волхова. Думаю, что дело здесь совсем не в этом. Очень странно, что народ, живший на этой речке, называл её так, как могли бы называть люди, живущие в верховьях Волхова, по отношению к своим землям. Но если учесть, что коренное население у озера Ильмень словене, то почему они назвали реку на финно-угорском наречии? Ответ прост: никакого отношения к верхнему или нижнему течению Волхова Ala-djogi – «нижняя речка» не имеет. Достаточно посмотреть на ландшафт, в котором протекает эта река. Почти на всём своём протяжении она буквально повторяет изгибы так называемого Балтийско-Ладожского уступа, или глинта. Происхождение глинта до конца не выяснено, принято считать его берегом древнего моря. Уступ нередко использовался в качестве укрепления: на глинте выстроены Ладожская крепость, крепость Копорье, крепость Ям в Кингисеппе, Ивангородская крепость, Нарвский замок, старый Таллинн.

Именно в том месте, где река Волхов пересекает глинт, образуются пороги. Именно здесь останавливались и перегружались корабли викингов, шедшие «из варяг в греки» и «из варяг в арабы». Неудивительно, что именно здесь возникло укреплённое поселение Ладога. Глинт делит всё пространство на две зоны: верхнюю и нижнюю. Разница между ними по высоте вблизи Старой Ладоги 10-12 метров, и если стоять на верхнем уровне, то внизу, под ногами, и течёт Ладожка, нижняя речка.

На современных картах России речка, протекающая через Старую Ладогу, именуется Елена. Однако большая часть местного населения называет её Ладожка. Современные историки, исследователи Старой Ладоги в своих статьях также утверждают, что «сейчас она называется Ладожка». Увы, не называется. По данным государственного водного реестра, речка именуется Елена: длина 25 км, водосборная площадь 239 км² и т.д.

Федеральное агентство водных ресурсов на мой вопрос о происхождении наименования реки Елена, в частности, ответило: «Источником сведений являются данные Государственного водного кадастра, в том числе данные справочного издания «Ресурсы поверхностных вод СССР. Гидрологическая изученность».

Причина, по которой Елена указана в Государственном водном реестре по существующему названию, объясняется преемственностью в организации наблюдений за режимом водных объектов и оценки водных ресурсов России, начиная с 1933 года по настоящее время…».

Так можно ли считать вопрос о названии речки, протекающей в Старой Ладоге, закрытым? На мой взгляд, вопрос этот необходимо поднимать с уровня «кухонных» разговоров на государственный. Да-да, именно так. В настоящее время речку пересекают две трассы: федеральная Р-21 «Кола» и региональная «Зуево — Новая Ладога». Перед пересечением с первой стоит табличка «Елена», со второй — «Ладожка». Чем же вызвано такое разночтение и почему у одной небольшой речки (всего-то 25 километров) два названия: Елена по реестру и Ладожка исторически. Попытаемся проследить историю «раздвоения».

Первое, к чему мы обратимся, это карты. Итак, своё начало интересующая нас река берёт в Веготских болотах недалеко от села Кисельня, по течению расположились деревни Трусово, Мякинкино, Ахматова Гора и, наконец, село Старая Ладога, где речка впадает в Волхов. В саму Ладожку впадает несколько ручьёв и мелких речек.

Топографические карты, создаваемые в разное время, несут и разную информацию. Проведём анализ карт, находящихся в широком доступе.

Впервые название Елена появилось на Столистовой карте – подробной карте Российской империи и близлежащих заграничных владений, подготовленной в 1801-1804 годах Собственным Его Императорского Величества Депо карт. Надпись расположена у истока нашей речки. Топографическая карта Санкт-Петербургской губернии, составленная под руководством Ф. Ф. Шуберта и изданная в 1834 году, одна из точнейших карт того времени, показывает нам Ладожку с ее притоками. Первой от истока впадает речка Елена. На картах последующих лет (до советского периода) наименование Елена появляется на разных участках реки Ладожка.

Изучив два десятка карт, можем подвести некий промежуточный итог: к моменту образования советской России картография практически однозначно именует речку, протекающую по Новоладожскому уезду до Старой Ладоги, Ладожкой.

Продолжим анализ, знакомясь с картами советского периода. Первая карта этого времени, имеющаяся в нашем распоряжении, на которой появляется наша речка, – топографическая карта аэрогеодезического треста севера Вологодской и Ленинградской областей. На ней мы уже не видим ни Елены, ни Ладожки, теперь она Писенка. Начиная с топографических военных карт Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА) (1932-1944 годы) и по настоящее время речка Ладожка теперь целиком подписана Елена.

Проанализировав картографический материал, я прихожу к выводу:

1.Название Ладожка присутствовало практически на всех картах до советского периода, хотя на различных картах этим именем были названы разные участки и притоки;

2.Замещение исторического названия Ладожка, вероятнее всего, произошло в результате ряда ошибок при составлении очередной карты. Так называемый «человеческий фактор», от карты к карте перенося одну неточность и добавляя новую, совершил полную замену Ладожки на Елену. После составления государственного водного реестра процесс видоизменения названия остановился, и на картах СССР и новой России наша река именуется Елена. Хотя подписывание реки на картах не совсем однообразно и в большинстве не соответствует записи в государственном водном реестре. Напомню: река Елена вытекает из озера Веготское, в 2 км западнее д. Сюрья.

Итак, речка, протекающая в Волховском районе и впадающая в Волхов на территории Старой Ладоги, называется Елена. Ни у кого из современников это название не вызывает двусмысленных интерпретаций: Елена – женское имя. Возникают новые вопросы: если это так, то кто эта женщина, в честь которой названа река, или есть другие объяснения возникновения этого названия?

Народная молва утверждает (не ясно только, насколько давно зародилась в народе эта версия), что исторический персонаж, чьё имя носит речка, это первая жена Петра Великого Евдокия Фёдоровна Лопухина, в иночестве Елена. Жизнь этой женщины действительно неразрывно связана со Старой Ладогой. Семь лет, с 1818 по 1825 год, до кончины бывшего мужа, Евдокия жила в Староладожском Успенском монастыре под строгим надзором. В марте 1725 года её перевели в Шлиссельбургскую крепость. У некоторых современных авторов в описании Старой Ладоги встречается фраза: «По монашескому имени Лопухиной древнюю речку Ладожку стали называть Еленой, набережная стала называться Еленинской, а на посаде появился Еленинский переулок». Утверждение это копируется дословно от статьи к статье. Установить первоисточник пока не удалось, но так ли это на самом деле? И беглого взгляда на карту Старой Ладоги достаточно, чтобы понять, что названия Еленинский переулок и Еленинская набережная происходят от имени реки Елена. Точно такие сопутствующие названия могли появиться рядом с любой рекой в любом селе или городе. Теперь осталось разобраться с именем реки.

В 80-е годы прошлого столетия газета «Волховские огни» опубликовала несколько заметок о наименовании речки Ладожки. Так, в марте 1985 года под заголовком «Как зовут тебя, река?» старший научный сотрудник Староладожского музея-заповедника Б. Васильев изложил свою точку зрения по вопросу переименования Ладожки в Елену. Основой появления нового имени автор считал заточение в монастырь Евдокии Лопухиной. Резюмируя свой рассказ, Борис Григорьевич говорит: «Особа венценосной инокини, хотя и опальной, в глазах ладожан была столь священна, что речку Ладожку стали с тех пор называть Еленой». Что ж, как версия она имеет право на существование.

Только откуда видно, что «особа» эта была «столь священна»? И с чего вдруг переименовать решили именно реку, и кто решил? При такой версии больше вопросов, чем ответов, но, тем не менее, она быстро прижилась и теперь, пожалуй, она самая распространённая, если не сказать единственная. При всей своей красивости и легкодоступности история такого переименования сомнительна. Тем более сомнительно, а точнее, практически невозможно даже допустить, что такое переименование произошло в советское время. Если замена и произошла, то случилось это в дореволюционной России, и она не могла бы остаться не замеченной и не описанной исследователями Старой Ладоги, чьими трудами мы пользуемся до сих пор.

Названия интересующих нас рек упоминаются во многих статьях историков, археологов, путешественников, работавших и бывавших в наших краях. Их имена навечно вписаны в историю России, и не доверять их описаниям нет никаких оснований.

Исследователь Старой Ладоги Н.Е. Бранденбург в своей книге «Старая Ладога», изданной в 1896 году, не обходит вниманием реки и ручьи, протекающие через селение: «С особым чувством теперь ступает путник на эти освященные историческою древностию места, и даже самое убожество современной панорамы селения несколько смягчается под приливом новых впечатлений. Перед ним устье речки Ладожки, почти перпендикулярно впадающей здесь в Волхов и разделявшей древний город на две половины, но ныне селение теснится только на северной стороне речки, отделяющей его от развалин крепости, лежащих на южной, и обе соединяются перекинутым мостом, как, конечно, было и в древности; у этого моста, по словам местных старожилов, когда-то в старину был рынок. Не в дальнем расстоянии за ним речка разветвляется на собственно Ладожку и Заклюку, которые затем расходятся в противоположные стороны, приблизительно на север и юг, омывая своим течением, по всей вероятности, границы прежней Ладоги».

Есть ещё несколько замечаний, касающихся нашего вопроса. Говоря о посаде Ладоги, Бранденбург пишет: «… нижнее течение р. Ладожки (т.е. по впадении в нее Заклюки) разделяло его на две половины». В одном из примечаний он комментирует: «Упомянутый ручей Грубица ныне протекает через Успенский монастырь…». На карте «ближайших окрестностей Старой Ладоги» из данной книги речка, впадающая в Волхов у крепости, подписана «Ладожка».

Никакого деления по названиям до впадения в неё Заклюки и после – нет. Никакого двойного названия (Ладожка – Елена) также нет. Никакого упоминания о переименовании реки Ладожки в Елену в память Евдокии Федоровны Лопухиной в книге не имеется.

Ещё одним источником информации «из первых уст» является книга Е.Н. Нелидовой, некогда очень известной журналистки, «Русь в ее столицах. Старая Ладога», изданная в Санкт-Петербурге в 1912 году типографией А. С. Суворина. На страницах 19-20 читаем: «Местные предания не хотят уступать Ладогу скандинавам. Они повествуют, что ещё в отдаленные языческие времена славяне основали Ладогу и назвали её так по имени своего бога любви и согласия – Ладо. Ладо сам приплыл по реке в Ладогу и стал на прибрежном холме. До сих пор указывают на берегу речки Ладожки красивый крутой зеленый холм с выровненной площадкой на вершине. Стоит он среди густого сочного луга, пестреющего цветами, и вплотную окружен частым кустарником, обвитым хмелем. Из подошвы его бьет родник чистой холодной воды.

На небольшом полуострове, омываемом с одной стороны Волховом, с другой Ладожкой, возвышается развалина каменной твердыни, которую местное предание упорно называет Рюриковой крепостью. Выдвинутая впереди города, она была поставлена, как страж, на защиту его. Крепкие надёжные стены, сложенные из громадных булыжников и кирпичей, соединялись по углам круглыми башнями с бойницами. И теперь ещё нависают остатки грозных когда-то стен и башен над Волховом и Ладожкой».

Опять мы не видим никакого упоминания о переименовании реки в память инокини Елены. Мало того, само имя Ладожка при каждом упоминании звучит как некая музыка, как песня, наполненная нежностью и любовью к нашему краю (вспомним еще один ранний вариант названия реки Ладога в писцовой книге 1500 года – Ладожица!).

Делаем промежуточный вывод – в досоветской России у реки Ладожки никакого второго наименования не было, за исключением ошибок на картах.

На мой взгляд, мотивация переименования реки в память о Евдокии Лопухиной, мягко говоря, не обоснована. Все описания пребывания Елены в Староладожском Успенском монастыре говорят о сверхповышенной изоляции узницы: двойной бревенчатый палисад, полный запрет общения с внешним миром. Единственной речкой, протекающей вблизи монастыря, был ручей Грубица. Можно допустить, что именно его местные жители или священнослужители нарекли в память о Лопухиной, а после исчезновения самого ручья ошибочно стали именовать Еленой Ладожку. Но и это допущение я считаю излишним.

Наиболее вероятное происхождение названия Елена — это видоизменение раннего названия Еленка, с ударением на первом слоге, от слова «ель». Наши края изобиловали еловыми лесами, и один из притоков Ладожки местные жители именовали именно так по обилию этих деревьев на берегах речки. Упоминание об этом гидрониме встречаем в опубликованной в 1839 году в «Русском историческом сборнике» статье «Отрывок из путешествия Ходаковского по России. Ладога, Новгород». Зориан Доленга-Ходаковский (настоящее имя – Адам Черноцкий), польский славяновед, археолог, фольклорист, этнограф и диалектолог, впервые в славянистике показал роль топонимики для исторических исследований, составил реестр общеславянских топонимов. Вот что пишет Ходаковский про речки в районе Старой Ладоги: «Река Ладожка, составившись из семи речек и протоков различных названий, проходит большою дугой по здешним полям и быстро вливается в Волхов, ту же участь имеют два небольших ручья: Грубица под городком Пречистенским и Стрековец за Малышевою горою». Там же, в списке местных топонимов и записана «Еленка речка».

Вместе с метаморфозой Еленка – Елена появляется и легенда, объясняющая это название. Ну, должен же как-то народ объяснить сам себе, в честь какой Елены названа река. Поскольку история Ладоги, и Старой Ладоги в частности, не изобилует историческими персонажами с именем Елена, выбор сам собой пал на Евдокию Лопухину, в иночестве Елену. И народной мысли совершенно не важно, что еще никто и никогда не называл реки именем исторического персонажа.

В свою очередь имя Еленка (Елена) могло появиться в результате переосмысления какого-то западно-финского по происхождению гидронима.

Многочисленные картографы, составлявшие карты Санкт-Петербургской губернии, вносили каждый свою «лепту» в видоизменение названия Ладожки. На отдельных картах Еленой назван один из притоков Ладожки, на других этим именем подписана совершенно другая речка. В результате таких преобразований и появились карты, на которых уже вместо Ладожки появилась речка Елена. В том же «Отрывке из путешествия Ходаковского…» автор говорит о проблеме достоверности информации на примере свежей на то время карты: «Подробная карта Российского государства 1804 года весьма худо представляет Ладожские окрестности: она назначила тут две значительные речки, а действительно должна быть одна Ладожка, впадающая в Волхов. Крепость и Успенский монастырь не на своих местах. Волхов не в точном изгибе. Ильинское село на Заклюке (а должно быть на Волхове) и все деревни в окружности рассеяны наугад. Вообще сия карта своим заглавием, обещавшись быть подробною, представила малопримечательные деревеньки, но опустила множество знатных погостов и селений». Обратим внимание, что именно на этой карте мы впервые видим надпись Елена там, где должно стоять имя Ладожка. Очевидно, это и есть начало череды ошибок, приведшей к полному замещению имен.

12 марта 1988 года в тех же «Волховских огнях» появляется заметка «Течет река, в тумане тает…». На этот раз редакцию газеты «позвало в дорогу» письмо Героя Социалистического Труда Петра Григорьевича Антипова, участника Великой Отечественной войны, лесничего, директора Волховского лесничества. В нём наш знаменитый земляк вновь поднимает вопрос о наименовании реки Ладожки. Вот отрывок из этого письма: «В декабре 1940 года в архиве старшего землеустроителя тов. Кошуль я видел карту, где речка западнее дороги д. Пески – д. Соловьёво обозначена «Ладожка», так же и ниже по течению. Мы, мальчишки Старой Ладоги, ходили купаться на Ладожку к островку и на «беленький песочек». На Ладожке и её притоке Заклюке ловили рыбу, которой было много. Ещё при Петре I велись изыскания по реке Ладожке при строительстве обводного канала. Вернувшись в 1947 году с войны, в Старой Ладоге я увидел у моста надпись: «Р. Елена». Воспринял это за ошибку или недоразумение. Считаю, надо вернуть речке её прежнее название».

В заметке поднимается и вопрос об истоке Ладожки-Елены. Автор заметки Н. Курзанова приводит слова из письма учителя, ветерана П.В. Муравьёва из деревни Иссад: «Елена начинается не в Веготском озере, а в совершенно другом месте: в болоте между деревней Кути и железнодорожной станцией Пупышево». Журналистка поговорила с Анной Петровной Ильиной – старожилом деревни Кути, и вот что та сказала: «Здесь я родилась, здесь прожила всю жизнь, а мне 75 лет. Сейчас деревня опустела, пять старух нас всего, летом наезжают дети, внуки. Сколько помню, наша речка всегда называлась Еленой».

Вот сейчас пора поразмышлять о том, что же изначально было названо Еленой или, если быть более точным, тем именем, которое впоследствии трансформировалось в Елену. При анализе карт однозначно выявлено, что экспансия этого имени на речку Ладожку началась именно от истока, как раз оттуда, где находится первый приток этой реки, который, вполне вероятно, и носил имя Елена. Топографическая карта Санкт-Петербургской губернии, составленная под руководством Ф.Ф. Шуберта и изданная в 1834 году, недаром считается одной из точнейших карт того времени. На ней действительно показана речка Елена, вытекающая из болот у деревни Кути и впадающая в реку Ладожка. Думаю, именно на этой карте и показано истинное положение рек и их названий. Учитель Муравьёв прав: Елена начинается у деревни Кути и, стекая в низину, сливается с Ладожкой. В Веготских болотах начинается та самая «нижняя река», она же Ладога, она же Ладожка. Это косвенно подтверждается и рассказами жителей д. Кути. А.П. Ильина, которую мы упоминали, родилась в начале XX века, и в её воспоминаниях, а значит, и в воспоминаниях её родителей, как минимум, нет другого названия родной речки, кроме как Елен, тогда как родившиеся в то же время в Старой Ладоге знают свою речку только как Ладожку. Перелом в именах произошел в 1930-1940 годы, что и соответствует времени отсчёта наблюдения режима водных объектов при составлении государственного водного реестра. Из всего вышесказанного попытаемся сложить общую картину в вопросе переименования Ладожки в Елену: никакого отношения Евдокия Фёдоровна Лопухина, в иночестве Елена, к наименованию реки не имеет; первоначально именем Елена называлась речка, имеющая свои истоки в болотах у д. Кути и впадающая в речку Ладожку; в течение XIX-XX веков путём наложения неточностей и ошибок при составлении карт данной местности наименование притока Елена перенесено на речку Ладожку.

В заключение остается сказать, что совершенно необходимо вернуть реке, давшей имя знаменитому городу, а затем и озеру, её историческое название. Это будет правильно и справедливо. Такая работа уже ведётся.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

281