Меню
16+

«Волховские огни». Еженедельная газета Волховского района

27.09.2018 10:58 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 38 от 28.09.2018 г.

«Гимн ненависти и мести»

Автор: О. Панова

Сто лет назад, в ночь на 1 сентября1918 г. в Петрограде по приказу Г. Зиновьева было расстреляно 900 заложников, Кронштадская ЧК добавила от себя еще 512 человек. Начался красный террор, который формально был объявлен Декретом СНК лишь 5 сентября и объяснялся покушением 30 августа на В.И. Ленина в Москве и убийством М. Урицкого в Петрограде.

Дзержинский отдал приказ по всем местам заключения в Москве расстреливать людей без разбора, прямо по спискам. Эти казни большевики называли «искупительными жертвами» и «противозаразной прививкой». Газета «Правда» писала по этому поводу: «Пусть прольются реки крови! За одного павшего коммуниста своей жизнью заплатят тысячи наших врагов! Отныне гимном рабочего класса будет гимн ненависти и мести!»

В том, что большевистское слово не расходится с делом, население России убедилось очень скоро. О событиях того времени петербургский писатель Николай Коняев написал обширное исследование под названием «Гибель красных Моисеев. Начало террора. 1918 год» (СПб, 2014). Книга посвящена политическим событиям 1918-го, «самого короткого» для России года, который памятен не только и не столько переходом на григорианскую систему летосчисления. Он остался в отечественной истории как период становления и укрепления большевистской диктатуры, как время превращения «красного террора» в целенаправленную государственную политику. Разгон Учредительного собрания, создание ЧК, поэтапное уничтожение большевиками других партий, включая левые, убийство германского посла Мирбаха, левоэсеровский мятеж, убийство Володарского и Урицкого, злодейское уничтожение Царской Семьи, покушение на Ленина — вот основные эпизоды той кровавой эпопеи. Книга основана на обширном документальном материале, собранном в том числе и в наших краях. Честно говоря, с трудом верится, что такое средневековое изуверство было вообще возможно в цивилизованном мире. Не обошел стороной «красный террор» и Новоладожский уезд. Во время Гражданской войны здесь очень были сильны антибольшевистские настроения. Новоладожский уезд считался одним из очагов контрреволюции в губернии, а восстание против большевиков в августе 1918 года было жестоко подавлено.

Жители Новоладожского уезда пережили настоящую трагедию, которой в книге посвящена целая глава, названная «Новоладожская Вандея». Уместно напомнить, что Вандейский мятеж — это гражданская война между сторонниками и противниками революционного движения на западе Франции, длившаяся три года, унесшая более 200 тысяч жизней и повлекшая масштабные разрушения.

«Все события антибольшевистского крестьянского восстания в Новоладожском уезде происходили смутно и невнятно, и даже само начало восстания оказалось неожиданным для его организаторов и руководителей», — пишет автор. Он подробно исследует архивные документы, знакомится с мемуарами участников и очевидцев тех событий, беседует со старожилами. Анализирует. Сопоставляет. Делает выводы. Увы, выводы эти убедительно свидетельствуют лишь об одном: шла жесточайшая, непримиримая, бесчеловечная борьба, в которой гибли самые работящие и успешные крестьянские семьи, уничтожались преданные революции люди… Восстание новоладожского крестьянства имело насущные цели: оставить хотя бы по одной лошади на двор, не забирать в армию трудоспособных работников, дать возможность работать на земле. Самое, пожалуй, страшное заключается в том, что смертельное противоборство разворачивается между своими: деревня идет на деревню, брат поднимается на брата, сын на отца, соседи оговаривают и сдают соседей, а затем и сами повторяют судьбу обреченных… Реки крови – это не литературная гипербола, это скорбная реальность того страшного восемнадцатого года и следующих за ним, не менее трагичных. В главе книги называются подлинные фамилии участников тех событий – как пострадавших, так и тех, кто руководил красным террором в уезде, указываются места, где происходили события: Гостинопольская, Староладожская, Михайловская, Усадьбище-Спасская и Хваловская волости, деревни Хвалово, Колчаново, Хамонтово, Льзи и многие другие. «Новоладожская Вандея» продолжалась всего двое суток, ее жестоко подавил вызванный из Петрограда отряд охтинских рабочих, именовавшийся «Беспощадным». Подробно описывается роль рабочих-большевиков из Званки и Петрограда, возглавивших красный террор. То и дело встречаются знакомые фамилии…

Говоря о жестокости, с которой большевики расправлялись с восставшими крестьянами, Николай Коняев делает несколько неожиданный (а может, закономерный?) вывод: «Не получается ограничиться перечислением одних только фамилий расстрелянных. Десятки женщин и детей, помимо самих повстанцев, гибло под шрапнельным огнем большевистской артиллерии. Но это тоже еще не все жертвы…Несколько лет назад я отправился в Волховский район, чтобы своими глазами увидеть места, где разворачивались события Новоладожской Вандеи. Хотелось разыскать родственников тех людей, голоса которых услышал, перелистывая пожелтевшие страницы протоколов допросов восемнадцатого года. И как-то странно совпадало все: сохранилось и Колчаново, и Хвалово. И только одно не сходилось: не было в них потомков участников Новоладожской Вандеи… Не сразу и сообразил я, что ведь совсем не случайно исчезли эти фамилии из здешних деревень. Многие родственники тех, кто участвовал в крестьянском выступлении, не стали дожидаться страшной участи и, снявшись с насиженных мест, подались в белый свет. Но ведь по сути дела это ничего не меняет. Для своих деревень они исчезли, стерлись из памяти, как и те, кто был выслан на поселения, в лагеря… И об этой казни, уготованной всем их семьям, вряд ли догадывались ожидающие расстрела узники Новоладожского домзака в восемнадцатом году…Страшна пропасть, разверзшаяся на пути русского народа в первые десятилетия советской власти».

Чуть раньше, в 2012 году, был опубликован сборник историко-краеведческих статей научного сотрудника Староладожского музея-заповедника В.Ф. Игнатенко «Земля Приладожская». В нем три больших очерка: «Земля Приладожья», «Новоладожская РККА» и «Коммуны». Автор не ставит задачу рассказать о красном терроре на территории уезда, но объективное, правдивое, скрупулезное исследование четко отражает всю трагедию населения в целом и крестьянства в частности, жестокое подавление любой попытки сопротивления, последовательное уничтожение лучших представителей крестьянства…

Все это, собственно, и называлось Гражданской войной, которая к началу девятнадцатого года стараниями большевиков охватила уже всю Россию…

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

56