Меню
16+

«Волховские огни». Еженедельная газета Волховского района

01.09.2016 13:09 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 33 от 26.08.2016 г.

«И въявь я вижу пред собою дней прошлых гордые следы...»

Автор: Б.Васильев
кандидат искусствоведения

Святой Кирик. Фреска на лопатке жертвенника, XII в.

28 августа Староладожский Свято-Успенский девичий монастырь впервые за всю историю своего существования будет праздновать грандиозный юбилей — 900-летие Успенского собора обители. Событие, достойное подробного рассказа о том, как складывались разного рода обстоятельства, сопутствующие столь неожиданному решению.

Окончание. Начало в №32.

Как мы видим, эти открытия радикально изменили представление о древности памятника, но полноценных изысканий тогда проведено не было. Всесторонние реставрационные работы проводились в 1950-х гг. Тогда были убраны все пристройки к основному объёму древнего здания, включая колокольню. Открыты небольшие фрагменты первоначальной росписи, среди которых в превосходном состоянии оказалось изображение святого Кирика в медальоне на лопатке жертвенника. На разных участках стен, столбов, откосов окон освобождены от поздних побелок остатки мраморировок, превосходных орнаментов.
По следам этой многолетней работы известным археологом и знатоком древнерусского искусства Михаилом Константиновичем Каргером собор был датирован самым концом XII века, заняв в ряду тогда уже известных шести каменных храмов Ладоги  этого столетия последнее место.
В ходе следующей долгой реставрации с 1986 по 2002 годы главным открытием стала находка так называемого "знака Рюриковичей" — это изображение, похожее на рюмку с загнутой веточкой вовнутрь "чашки" и расположенное на торцовой части внутреннего сводика (вимы) конхи апсиды диаконника. Этот рисунок был процарапан строителями по слою раствора между рядами кладки, и был виден только до начала росписи собора, которая вместе со штукатурным слоем полностью закрыла знак. Датировка собора "передвинулась" на 1150-е годы.
По следам последней археологической и реставрационной деятельности вместе с данными ранней реставрации установлено наличие в первоначальном облике двух каменных притворов с западного и северного фасадов здания. В интерьере раскрыты четыре ниши-аркосолии для установки в них каменных саркофагов.
Собрано большое количество фрагментов фресок, украшавших интерьер и выброшенных при ремонтах стен храма под полы и по берегу речки Грубицы, протекавшей по территории монастыря. Анализ росписи был соотнесен с традициями первой половины XII века, точнее, со второй четвертью столетия. Кроме того, в сумме вновь полученных данных собор стал древнейшим в истории каменного культового зодчества Ладоги, а его строительство оказалось связанным с княже-ским родом Рюриковичей. Наличие аркосолий, а также близость собора к погребальному курганному некрополю, от которого сохранилась так называемая "Томиловская" сопка в усадьбе "Успенское", позволили видеть в этом строении княжеский храм-усыпальницу, который вошел в череду древних ладожских захоронений.
Теперь о главном — о юбилее собора.
Широкое участие князя Мстислава Владимировича в судьбе Ладоги начинается с его похода, отмеченного летописями в 1105 году: "В лето 6613. Том же лете идоша в Ладогу на воину". Подробности этого события нам неизвестны.
В 1114 (1116) году посадник Павел повелением Мстислава строит каменную крепость в Ладоге. Летописи сообщают, что в этот же год (1116) в Новгороде строится деревянная крепость. Под эту дату подпадает и запись Сулакадзева, из которой следует (повторимся), что Жирослав просит Бога о помощи в воздвижении церкви Богородицы, а отнюдь не о завершении строительства, как это значится в записи о крепости.
Теперь вновь обратимся к результатам проведенных реставраторами работ по исследованию собора, среди которых важными для нас оказались зафиксированные "остановочные швы", то есть, высотные участки кладки стен, где работа по каким-либо причинам приостанавливалась на неопределенное время. Эти остановки в некоторой степени можно было бы связать с молением зодчего.
Заметим, что имя Жирослав весьма распространено в Новгородской земле в рассматриваемый период. Прекрасно представляя беспочвенность каких-либо рассуждений об исторических основах поддельного сообщения А.И. Сулакадзева, нельзя не отметить как постепенное перемещение датировки строительства Успенского собора в научных изысканиях со второй половины XII века, к середине и даже   к первой половине этого столетия, так и вероятную связь его возведения с Мстиславом Владимировичем, выступившим заказчиком каменной крепости Ладоги.
Существенным "тормозом" в подобном перемещении времени строительства Успенского собора сегодня выступают фасадные, интерьерные и плановые особенности здания, во многих нюансах сходные с другими церквями Ладоги второй-третьей четверти XII века.
Сделаем ещё одно допущение. Рассмотрим вариант воздвижения в 1116 году строителем Жирославом не каменного, а деревянного храма Богородицы: теплого, пригодного для службы круглый год в отличие от холодных, без печей, каменных церквей. Такой храм мог возникнуть в любое время, но, по примеру многих древнерусских городов, начиная с Бо-городицкой (Успенской -?) Десятинной церкви в Киеве (988-996 годы), первые христианские церкви старались посвящать именно Богородице. Успенский собор в Ладоге, вероятнее всего, действительно был первым, но сохранившемуся до наших дней каменному храму праздновать 900-летие пока никаких надежно аргументированных оснований нет.
Практика изучения древнейших каменных церквей Ладоги накопила немало интереснейших примеров с разными датировками одних и тех же построек. Такая картина сложилась, например, с историей церкви святого Николая Чудотворца в ансамбле одноименного мужского монастыря. Архитектурное изучение сохранившихся незначительных по объёму частей фундамента, кладки стен и западных столбов первоначального сооружения, на которых поныне покоятся столбы и стены XV-XIX веков, привело к датированию храма 40-ми годами XIII века. В 1990-х годах в коллекцию Староладожского музея-заповедника поступила коллекция фрагментов фресок Никольского собора Ладоги, которые оказались сходными по стилю живописи с фресками церкви святого Георгия, что позволило переместить время возведения Никольского собора вплотную ко времени сооружения и росписи крепостного храма Ладоги, то есть к 1140-м годам. Эта поправка на сто лет, в конечном счете, принята исследователями архитектуры Никольской церкви.
Подведем некоторые итоги о древности Успенского собора в Старой Ладоге. Не исключены положительные результаты по поиску следов более раннего деревянного одноименного теплого храма на территории обители, памятуя события X-XI вв. в Великом Новгороде, где сначала был воздвигнут деревянный Софийский собор, который после пожара сменили каменный, сохранившимся до наших дней. Но для поиска предшественника нашего Успенского собора необходимы новые археологические раскопки.
Предположение о строительстве во времена князя Мстислава Владимировича и его жены Кристин деревянного храма выдвинул Дмитрий Алексеевич Мачинский, связав его возникновение с началом жизни женской обители в Ладоге. Но эта догадка, не имеющая никакой документальной помощи, лишь прибавляется к богатой легендарной части истории древней столицы Руси.
Наконец, в нашем распоряжении лишь крохи богатого первоначального живописного ансамбля Успенского собора, история создания которого при успешных дальнейших плановых и полных сборах фрагментов фресок, вполне вероятно, может оказаться связанной с ныне назначенным юбилеем.


Новости партнеров

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

69