Меню
16+

«Волховские огни». Еженедельная газета Волховского района

18.02.2016 12:17 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 6 от 19.02.2016 г.

"Ученики приносят славу ей…"

Автор: Э. Большакова

К 80-летию Пашской школы

Среди многих сотен выпускников Пашской средней школы есть самые-самые, о которых нужно рассказать обязательно. Один из таких — Олег Николаевич Шиврин.

Родился он 12 сентября 1923 года в селе Швариха Кировской области. Был, безусловно, одаренным ребенком, что проявилось уже в раннем детстве. Родители вспоминали: "Олег начал играть на балалайке около четырех лет, когда год пролежал в постели с остеомиелитом, в то же время он начал читать и считать. Лет в пять уже играл в оркестре народных инструментов. Однажды во время репетиции вдруг насупился, бросил балалайку на колени и перестал играть. "В чем дело, Олег?" — спросил руководитель. — "А там дядя Ваня врёт", — последовал ответ. Позже он самостоятельно овладел игрой на гармошке, а потом уже на баяне, аккордеоне, рояле и прочих музыкальных инструментах. Прекрасно разбирался в нотной грамоте".
В 1938 году Олег с родителями приехал в Пашский район. В старших классах учился в новой, недавно открывшейся средней школе. С благодарностью вспоминал всегда своих родителей: "Родители наши прилагали все силы для того, чтобы дать детям образование, специальность. Не думаю, что это было очень просто делать: нас было пятеро, а это немало даже для того времени, когда многодетные семьи были не в диковину. Наиболее остро необходимость учения, наверное, понимала мать: ей вообще не пришлось учиться в школе, грамоте она обучилась самоучкой, и все ее "образование" заключалось в прочитанных книгах. А читали и она, и отец много. Эта любовь к книге у всех нас, детей, — заслуга родителей. Жили небогато, во многом приходилось отказывать себе, но деньги на книги как-то находились".
Библиотекарь довоенной Пашской библиотеки Анна Ильинична Трошева рассказывала: "Помню, как впервые зашел новичок к нам в библиотеку, взял книгу "Андрей Кожухов" Степняка-Кравчинского, как обыграл в бильярд "самого Мусницкого" (а Владимир Севастьянович, директор нашего Дома культуры, был "королём бильярда"). Потом Олег Шиврин влился в актив Дома культуры: играл на струнных инструментах, на баяне, участвовал в спектаклях, в составе агитбригады ездил по сельсоветам с концертами".
Один из его одноклассников вспоминал об этом в письме к Олегу Николаевичу: "В 10 классе …, помнишь, перед войной в ДК существовал оркестр народных инструментов. Мы даже выезжали на гастроли в Доможирово. Ездили зимой на открытой машине, и было холодно, но интересно. Помнишь ли ты всю эту нашу джаз-банду…" Жили весело, полной жизнью. И вот — выпускной бал, а следом — война…
"В армию призвали 14 июля 1941 года. В этот же день ушли служить все ребята-одноклассники. Иван Минин тоже учился с нами, но ушел в армию по комсомольскому набору раньше, еще до окончания школы. В одной группе со мной были два моих одноклассника: С. Брянцев и А. Кузнецов. Какое-то время мы служили вместе, а затем оказались в разных частях. Оба они погибли.
Еще двое одноклассников — А. Харчев и П. Карпов — тоже в этот же день ушли в армию, но в другой группе. Узнать об этом и встретиться нам удалось лишь через 41 год.
Военная специальность моя — артиллерийская: миномётчик, хотя заниматься приходилось делами, довольно далекими от основной специальности. Когда в стрелковом полку остается 300-350 человек, когда в полку один батальон (вместо трех), а в этом батальоне не насчитывается сотни "активных штыков" и каждый человек на счету, приходится делать то, что в данный момент важнее всего, независимо от специальности.
Воевал в войсках Северного флота (июнь 1942 — январь 1943 года), а далее с небольшими перерывами на Западном, Калининском, 1-м Прибалтийском фронтах. Войну закончил в звании лейтенанта. Награжден орденом Красной Звезды, медалями. В апреле 1944 года недалеко от города Витебска был ранен уже серьезно…
Когда находился в госпитале в Перми, мне даже довелось играть на бас-трубе в оркестре Мариинского театра, который туда эвакуировали в годы войны, т.к. не было трубача и администрация театра обратилась в госпиталь к выздоравливающим раненым за помощью…
После госпиталей по состоянию здоровья к фронтовой службе был уже не годен, но в тылу пришлось служить и после окончания войны. Демобилизовался в 1946 году", — писал Олег Николаевич в письме в школу.
А в дневнике о следующем этапе жизни написал так: "Демобилизовался в июне 1946 года, после школы пять лет прошло. Наивный я все-таки был до глупости, если, уходя в армию, взял с собой свидетельство об окончании школы "с золотым обрезом" — аналог нынешних медалей. Кому он был нужен, мой документ об образовании? За все пять лет армейских никто им не поинтересовался. Еще чудо, что он уцелел. Осталось от него, правда, четыре разрозненных части, по сгибам разорвался, но силы юридической не потерял. Это свидетельство дало мне возможность поступить в университет без вступительных экзаменов, когда уж и прием-то был закончен почти".
В разгар войны, в 1943 году, Олег Николаевич записал в дневнике: "Учеба с самого начала не представляла для меня трудностей…" И это особенно проявилось в трудные послевоенные годы. Учась заочно на физическом факультете в Ленинградском государственном университете, Олег Николаевич постоянно работал. Интересно проследить, как менялись места его работы: электрик Всесоюзного Алюминиево-Магниевого института, прораб артели "Промстрой", старший электрик фабрики-артели "Смена", художественный руководитель районного Дома культуры в селе Пашский Перевоз, учитель средней школы там же.
В 1952 году он окончил университет, получив специальность "физик". И, видимо, с легкой руки своего руководителя дипломной работы, профессора Дмитрия Борисовича Гогоберидзе, Олег Николаевич был принят ассистентом кафедры физики в Петрозаводский университет имени О.В. Куусинена. С этого времени вся его последующая жизнь связана с университетом. С сентября 1958 года работал уже в должности старшего преподавателя. В 1961 году защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата физико-математических наук. В 1963 году в результате конкурса был допущен к исполнению обязанностей доцента кафедры экспериментальной физики.
В то время специализация "рентгенометаллофизика" практически не существовала, а рентгеновская лаборатория, если верить легендам, была расположена в подвале аудитории 119. Олег Николаевич продолжил дело, начатое профессором Д.Б. Гогоберидзе. И делал он это успешно. Петрозаводская школа "рентгенщиков" получила всесоюзное признание. А ее работы высоко оценивались крупнейшими специалистами в области прикладного структурного анализа.
За 38 лет педагогической деятельности в стенах ПГУ О.Н. Шиврин читал все основные спецкурсы специализации и курсы общей физики, вел занятия в лабораториях общего и специального практикума. Сотни курсовых и дипломных работ были успешно защищены под его руководством.
Сам он вскоре защитил докторскую диссертацию, стал доктором физико-математических наук, профессором. Олег Николаевич никогда не стремился занять какое-то руководящее место, но был настоящим научным лидером, пользовался всеобщим уважением. Под его руководством защищены одиннадцать кандидатских диссертаций.
Студенты любили его. А. Берсенев, выпускник физмата, ныне кандидат наук, профессор, вспоминал: "Я специализировался по рентгенометаллофизике. На этой специализации огромным авторитетом пользовался О.Н. Шиврин, который и являлся ее основателем на нашем факультете. Олег Николаевич был для нас любимым и авторитетным преподавателем. Я думаю, что так же оценивают его и выпускники других лет. Мы любили его за блестящие лекции, глубокое знание рентгенографии и физики металлов, за возможность получить ответ на любой вопрос. Нам нравилась его неформальная манера чтения лекции. У него не было зачитанных до дыр конспектов. Я не видел никогда, чтобы он что-то подсматривал в своих записях. Каждый раз это была лекция с новыми идеями и с последними научными данными, много различных историй, связанных с рентгенографией и ее применением, шуток и анекдотичных случаев. Всё научно и интересно".
Любовь к Паше, к Пашской школе Олег Николаевич пронес через всю свою жизнь. В 1982 году в нашей школе по его инициативе состоялась встреча выпускников 1941 года, на которой присутствовали и выпускники 1939, 1940 годов и те, чье обучение в старших классах школы прервала война. Принял участие в этой встрече и Николай Иванович Антонов, так как Евдокия Михайловна Антонова была одноклассницей Олега Шиврина. Николай Иванович писал об этом в газете "Волховские огни": "Очень тепло встретили одноклассники своих учителей: историка Ивана Алексеевича Завьялова, литератора Валентину Александровну Любимскую, биолога Клавдию Алексеевну Кришталь. После приветствий и знакомства по широким коридорам прошли в класс.
Здесь состоялся дружеский душевный разговор о времени и о себе. Назвали встречу уроком истории. Очень уверенно вел его Иван Алексеевич Завьялов, майор в отставке. Он был на фронте с первого до последнего дня, в одном из боев получил тяжелое ранение, после госпиталя — снова передовая…" Воевать пришлось не только учителям и "мальчикам", но и "девочкам" этого класса. Многие из них дошли до Берлина. Делами своих довоенных выпускников гордится Пашская школа.
Олег Николаевич в течение всей жизни вел дневник. Даже во время пребывания на фронте находил время для дневника, в котором много размышлял "о времени и о себе". С раннего детства до конца жизни писал стихи. В 1942 году восемнадцатилетним мальчишкой он написал стихотворение, в котором были такие строчки:
Жить так, чтоб с колеи не сбиться,
Идти лишь к цели — не иначе,
Жить с пользой, а не зря кружиться -
Моя важнейшая задача.
Задачу свою Олег Николаевич Шиврин выполнил! Умер он в самом расцвете своей научной карьеры, полный творческих планов, в 1990-м году. В истории Пашской школы это славное имя останется навсегда

Новости партнеров

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

478