Меню
16+

«Волховские огни». Еженедельная газета Волховского района

07.11.2016 10:37 Понедельник
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 43 от 04.11.2016 г.

«Вывести язву сию трудно»

Автор: А. Иванов по материалам открытых источников сети «Интернет»

Гоголь определил две главные беды России — "дураки и дороги". Однако он же неоднократно поднимал еще одну проблему — коррупцию. Не стоит думать, что родилась она вместе с великим писателем — история коррупции такая же древняя, как история цивилизации.

Продолжение. Начало в №41,42

При Павле I ситуация только обострилась. Введенные еще Екатериной бумажные деньги (ассигнации), которыми выплачивалась зарплата чиновникам, стали обесцениваться, и служащие опять обратились к извечному источнику своего дохода — взяткам. И усердно из него черпали.
В XIX веке коррупция фактически превратилась в механизм государственного управления. Особенно она ужесточилась при Николае I. Доподлинно известно, что помещики всех губерний Правобережной Украины ежегодно собирали для полицейских немалую сумму. Киевский губернатор И. И. Фундуклей объяснял это тем, что если помещики не будут выделять средства на содержание чиновников полиции, "то средства эти они получат от воров".
В русской культуре (как в фольклоре, так и в художественных произведениях) тема взяточничества имеет множество выражений. Русский человек, на протяжении своей жизни неоднократно сталкиваясь с беззаконием и мздоимством, непременно сатирически описывал эти явления. Так, еще в средневековье появляются образы "шемякина суда" и "московской волокиты", а чиновника называют не иначе как "крапивным семенем". В русском языке у взятки зафиксировано несколько наименований: диалектов "бакшиш", "магарыч", эвфемизмов "барашек в бумажке", "рекомендательное письмо за подписью князя Хованского" и др. В XX веке появились такие обороты, как "дать на лапу", "подмазать", "сунуть". В словаре Даля множество пословиц на тему взяточничества: "Судьям то и полезно, что в карман полезло", "Всяк подьячий любит калач горячий", "В суд ногой — в карман рукой", "Земля любит навоз, лошадь овес, а воевода принос".
Немало написано художественных произведений, обличающих мздоимцев. Начиная с Екатерины Великой (а в ее пьесах и журнальных статьях взяточник едва ли не главный персонаж) практически ни один русский писатель не обходит эту тему стороной.
Писали о коррупции и в периодике. Незадолго до революции журнал "Русский мир" поместил большую статью, посвященную разбору данного явления в России. "Нескончаемою вереницею тянутся сенаторские ревизии за ревизиями, идут газетные разоблачения за разоблачениями. И всюду встает одна и та же, лишь в деталях разнящаяся картина. Воистину, "от хладных финских скал до пламенной Колхиды" сенаторские ревизии и газетные разоблачения открывают обширные гнезда крупных, тучных, насосавшихся денег взяточников, а около них кружатся вереницы взяточников более мелких, более скромных, более тощих. Около каждого казенного сундука, на который упадет испытующий взор ревизора, оказывается жадная толпа взяткодавцев и взяткополучателей, и крышка этого сундука гостеприимно раскрывается перед людьми, сумевшими в соответствующий момент дать соответствующему человеку соответствующую мзду. Сейчас за взяточничество принялись очень основательно. За границей уже успела образоваться новая колония своеобразных эмигрантов — бывших взяточников". По мнению автора статьи, проблему коррупции было возможно решить лишь при помощи радикальных изменений всей системы управления государством. Однако последующие события показали, что автор ошибался. Сменой политического режима взятки искоренить не удалось.
Новым этапом в эволюции коррупции в развитых странах стал рубеж XIX и XX веков. С одной стороны, началось очередное усиление государственного регулирования и, соответственно, власти чиновников. С другой — рождался крупный частный бизнес, который в конкурентной борьбе стал прибегать к "скупке государства" — уже не к эпизодическому подкупу отдельных мелких государственных служащих, а к прямому подчинению деятельности политиков и высших чиновников делу защиты интересов капитала.
По мере роста значения политических партий в развитых странах (особенно в странах Западной Европы после Второй мировой войны) получила развитие партийная коррупция, когда за лоббирование своих интересов крупные фирмы и транснациональные корпорации платили не лично политикам, а в партийную кассу.

Советское государство, дабы перестроить все сферы жизни на свой манер, наплодило большое количество чиновников, призванных перестройку эту контролировать. Наделенные чрезвычайными полномочиями, товарищи госслужащие довольно часто их превышали, извлекая из этого немалую выгоду. Хотя большевики и не любили наказывать своих однопартийцев, в мае 1918 года Совету народных комиссаров все же пришлось издать декрет о взяточничестве, предусматривающий тюремное заключение за взятки сроком пять лет, а также конфискацию имущества. А уже в 1922 году по Уголовному кодексу за это преступление предусматривался расстрел.
Мера пресечения ужесточалась постоянно, но отнюдь не она ограничивала масштабы злоупотреблений чиновников. Просто во времена "военного коммунизма" денежное обращение практически отсутствовало, а в органах управления царил такой хаос, что часто было непонятно, кому дать на лапу.
Коррупция вновь начала процветать при НЭПе, когда возникла предпринимательская деятельность. Тогда же взяточничество стали считать формой контрреволюционной деятельности, а контрреволюционеров, как известно, ставили к стенке. Нарком Феликс Дзержинский в циркулярном письме отмечал: "Всем известно, каких размеров достигло взяточничество во всех областях хозяйственной деятельности Республики и что особенно широкое распространение этого зла отмечается именно на транспорте. Мы должны отдавать себе отчет в том, что взятка имеет глубоко классовый характер, что она есть проявление мелкобуржуазной частнокапиталистической стихии, направленное против основ ныне существующего строя". По личным указаниям Железного Феликса, каждый пойманный на взятке чиновник его ведомства практически без суда и следствия подвергался расстрелу. Только так Дзержинскому всего в течение года удалось навести порядок.
Позже, к концу 20-х годов, борьба с коррупцией приобретает характер массовых карательных кампаний. Так, в одном из циркуляров Наркомата юстиции 1927 года значится: "В течение... месяца... повсеместно и единовременно назначить к слушанию по возможности исключительно дела о взяточничестве, оповестив об этом в газете, дабы создать по всей республике впечатление единой, массовой и организованно проводимой судебно-карательной кампании".
Теперь взятками стали считать любые подарки должностному лицу, работу по совместительству в двух и более учреждениях, находящихся между собой в товарообменных партнерских взаимоотношениях и т.п.
А с началом коллективизации в 1929 году взяточничество распространилось и в деревне. В связи с этим пленум Верховного суда определил: "Все случаи получения должностными лицами магарыча, то есть всякого рода угощения в каком бы то ни было виде, подлежат квалификации как получение взятки".
Так как коррупция считалась буржуазным пережитком, в СССР было принято говорить, что по мере строительства социализма это явление "в нашем молодом государстве" постепенно исчезает. "Взяточничество,- написано в вышедшей в 1957 году брошюре в помощь юристам,- в современных советских условиях стало относительно редким явлением"…
Благополучно закончились и советские времена, уже четверть века мы живем в новой, демократической России. Нормативное закрепление понятие "коррупция" впервые в истории отечественного права получило только в 2008 году. Официальное определение данного понятия в современном российском законодательстве закреплено в статье 1 Федерального закона от 25 декабря 2008 года № 273-ФЗ "О противодействии коррупции". В Ленинградской области приняты и действуют в настоящее время: Областной закон от 17 июня 2011 года № 44 "О противодействии коррупции в Ленинградской области"; План противодействия коррупции в Ленинградской области, утвержденный  Губернатором региона; Планы мероприятий по противодействию коррупции в органах исполнительной власти Ленинградской области, утвержденные руководителями органов исполнительной власти.
Можно ли сказать, что в отношении коррупции произошли кардинальные изменения? Увы… Мы по-прежнему боремся, она, проклятая, по-прежнему процветает. И любой из приведенных выше примеров — точная калька с нашего времени: все так же пишутся указы, все так же наворовавшиеся чиновники бегут от возмездия в другие страны. Доколе? Вот уж воистину: "Язву сию вывести трудно". Но и руки опускать нельзя, потому что лихоимство, как моровая язва, не только разъедает устои любого государства, но и размывает нравственные, моральные ценности общества, оскверняет наши души. Поэтому государство борется с нею законами, а общество — осуждением. Кто победит — зависит от нас с вами. Не будем давать — не будет и коррупции. Закон нам в помощь!


Новости партнеров

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

30