Меню
16+

«Волховские огни». Еженедельная газета Волховского района

06.10.2016 12:54 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 39 от 07.10.2016 г.

Забытые ароматы Новой Ладоги

Автор: Алексей и Никита Зотовы

Если же продолжать задавать вопросы нашему "собеседнику" и спросить, а пахло ли французскими духами от ладожанок, мы наверняка получили бы отрицательный ответ. Вы спросите, почему?

Воображаемые горожане
Если спросить виртуального местного жителя начала прошлого столетия, какими были ароматы Новой Ладоги, например, осенью1901 года, он бы, наверное, нам ответил: "На Николаевском проспекте гулял чистый речной воздух, пахло свежими пирожками, булочками, но иногда и коровьим навозом; на берегу Волхова, у пристани — дымком от пароходов, смолой ремонтируемых лодок и копченой рыбой; на шлюзах канала -тем, что везли на баржах; ну, а на ярмарке в базарный день — лошадиной сбруей, кожей, хомутами, квашеной капустой, жареной рыбой, солеными огурцами, керосином, махоркой, гуталином и перегаром, особенно от тех, кто выходил из трактира, что рядом с гостиницей".
Если же продолжать задавать вопросы нашему "собеседнику" и спросить, а пахло ли французскими духами от ладожанок, мы наверняка получили бы отрицательный ответ. Вы спросите, почему? Да потому, что в то время духи принадлежали элите общества, и эту роскошь могли позволить себе лишь избранные — парфюм стоил дорого. Конечно, можно возразить: в Новой Ладоге имелись сравнительно богатые люди, например, купцы, их жены, священники, попадьи, кое-кто из разночинцев. Но знали ли они о тонких французских ароматах, интересовались ли парфюмерией? Что доморощенные негоцианты привозили в подарок своим женам, дочерям и внучкам из деловых поездок по городам и весям огромной страны? Кольца, серьги, красивый платок, душистое мыло? Последнее, пожалуй, да. На Руси издревле любили мыться. Этот обычай вошел в пословицу, а вот о духах знали мало или почти ничего... Известен курьезный случай с русскими солдатами, которые квартировали на нормандских островах Джерси и Гернси в проливе Ла-Манш зимой 1799-1800 после войны в Голландии. Первое, что они сделали — построили баню. Местные гернсийские девушки были шокированы видом разгоряченных русских парней, которые, не стесняясь, выскакивали нагишом из парилки на улицу и, окунувшись в холодной океанской воде, бежали обратно в баню, где продолжали мыться. Островитяне не понимали также, почему вместе со съестными припасами русские всегда заказывали мыло. Это послужило поводом считать, что наши солдаты употребляли мыло в пищу. Сейчас всё это кажется небылицей, но тогда для островитян оно представлялось реальностью. Русские для них были экзотикой, особенно огромного роста гренадеры в остроконечных шапках и казаки в длинных синих рубахах с парой пистолетов за поясом — ведь никого другого до этого у себя на островах они не видели. Эти люди даже Бонапарта представляли огромным чудовищем, поедающим детей, и пугали им своих чад. Кстати, британцы и французы в отличие от русских мылись редко и мало или вообще не мылись, возможно, поэтому и придумали духи.
Впрочем, мода на ароматные благовония зародилась давно. Она существовала в Древней Греции, Римской империи и в Египте. Богатые римлянки, например,  использовали индийскую амбру, мяту и некоторые растения, выделявшие приятно пахнущие эфирные масла, из которых изготавливали нечто подобное современным духам.
Однако если бы мы задали тот же вопрос молодой ладожанке, с букетом полевых цветов смотревшей на проходившие баржи у Горбатого моста, думаем, ответ был бы другим, ибо она знала больше о помаде, пудре, румянах, душистом мыле и прочем, чем наш первый виртуальный собеседник. Она бы назвала нам пару видов дамского мыла, две-три помады и, возможно, несколько русских духов, например, "Пастораль", "Таис", "Искушение". Впрочем, о косметике лучше всех были "осведомлены" не учащиеся и не гимназистки Новой Ладоги, а пепиньерки — воспитанницы Смольного института благородных девиц. О "злобных"классных дамах институтки сочиняли, например,такие вирши:
Черт намылил себе нос,
Напомадил руки,
И из ледника принес
Ситцевые брюки.
В свободное время воспитанницы старших возрастов подшучивали над новенькими, спрашивая: "Катались ли Вы на экваторе? Ели физику с молоком?  Подавали у вас дома геологию под соусом?" Такие вопросы ставили новоиспеченных пепиньерок в тупик, а старожилы, получив соответствующий ответ, смеялись до упада.
Духи от Франсуа Коти были мечтой многих смолянок. Ни один большой праздник, выпускной вечер или визит монарших особ не обходился без бала и танцев с кавалерами. В дамских комнатах благородные девицы пудрились, румянились и душились "Лёриганом", "Розой Жакмино", "Ирисом"… Ароматы были яркими и волнующими, и смолянки, кружившиеся в вихре вальса, производили должное впечатление на своих партнеров.
Купчиха Кужлева
В то время в Новой Ладоге была всего одна парикмахерская, и располагалась она в доме, где в 1764-1768  квартировал наш знаменитый соотечественник А.В. Суворов. Правда, полководец жил на втором этаже, а парикмахерская, открывшаяся сто лет спустя, располагалась на первом. Её хозяин Яков Шульский был неплохим предпринимателем и любил все новое, относящееся к профессии цирюльника.
Российская империя развивалась и богатела. В последней трети XIX века начался промышленный бум. В стране строились сталелитейные заводы, медные рудники и угольные шахты, хлопкопрядильные фабрики, кожевенные заводы и дубильные производства, создавалась сеть железных дорог, совершенствовалось морское сообщение. Не отставала от прогресса и Новая Ладога. В 1861 году открылось пароходное движение по линии Санкт-Петербург — Шлиссельбург, а с 1890 Шлиссельбургское пароходное товарищество в содружестве с пароходством "Первенец" организовало движение речных судов по ладожским каналам и по рекам Волхов, Сясь и Свирь. Для прогресса нужны были образованные люди. И здесь Новая Ладога старалась не отставать от ведущих городов России. Молодые ладожанки обучались в женской гимназии или в двухклассном женском училище. Оба учебных заведения располагались в самом нарядном доме города с высокой башенкой (в прошлом каланча пожарной части), напротив Гостиного двора.
Особенно бойко шла торговля. В Новую Ладогу привозилось практически всё, что было в Санкт-Петербурге, но в меньших количествах. Все 34 лавки каменного Гостиного двора работали по 12 часов в сутки, чтобы удовлетворить потребности своих покупателей. Здесь можно было приобрести красивую одежду, обувь, хозяйственные товары, книги и парфюмерию.
Первое время парфюм и предметы гигиены: душистая вода, губная помада, пудра, румяна, мыло, бигуди и вата — продавались в аптеке на чётной стороне Николаевского проспекта, рядом с домом Бартеневых, но постепенно этот ассортимент стал появляться и в Гостином дворе.
Шло время. Наступил роковой для России XX век. Однако несколько лет, а именно период до начала Первой мировой войны и революции, запомнился ладожанам, как "золотое десятилетие".  Владелец парикмахерской на углу Николаевского проспекта и Александровской (в народе Спировской) улицы разбогател и стал стричь почти всех обывателей города, а их насчитывалось около четырех тысяч. Правда, его клиентами были только мужчины; женщины — гимназистки, учительницы, купеческие жены, няньки, домашние работницы и пр. — предпочитали стричься на дому, приглашая цирюльников в свои апартаменты. Этот брадобрей был первым, кто открыл ладожанкам мир французских духов от Коти (ударение на "и"), презентовав однажды изящный флакончик "Роза Жакмино" (Rose Jacqueminot) мужу купчихи Кужлевой, которого постоянно брил и который сетовал, что не смог купить достойного подарка своей супруге на юбилей. Достав из стола маленькую коробочку, на которой была изображена женщина, восторгающаяся ароматом алой розы, парикмахер произнес: "Подарите этот флакон Вашей супруге. Думаю, она останется довольна. Это новинка из Парижа". Духи стоили 1 рубль, и маленькая сделка состоялась. Купчиха была в восторге!
С тех пор слава о французских духах распространилась по всей Новой Ладоге. Этой славе не смогли помешать ни три революции, ни две мировые войны, ни послевоенная разруха, и запах одеколона "Шипр" (который тоже изобрел Ф.Коти) не выветривался из новоладожских парикмахерских даже ночью.
Вместе с тем было бы несправедливо утверждать, что в городе продавались только духи от Коти. В лавках Гостиного двора имелась продукция и других французских парфюмеров, например, "Царский вереск", "Фея роз", "Нильская лилия", "Русская фиалка", "Серебристый ландыш", "Золотая Нива", "Источник любви", одеколон "Букет Наполеона", выпущенный к 100-летию Бородинской битвы в 1912году; а также парфюмерная вода, мыло, губная помада и пудра отечественных производителей.
Как ни странно, но столицей русской парфюмерии была Москва, а не Санкт-Петербург. Именно в Москве находились самые крупные производства парфюмеров.

Продолжение следует

Новости партнеров

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

53