Меню
16+

«Волховские огни». Еженедельная газета Волховского района

22.01.2015 11:03 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 2 от 23.01.2015 г.

"Мне повезло - я живой остался"

Автор: записала Т.Петрова
корреспондент газеты "Волховские огни"

В.Б. Жегло с супругой

Виктор Борисович Жегло — волховчанин, в этом году ему исполнится 90 лет. Через всю жизнь пронес воспоминания о Великой Отечественной войне, участвовать в которой ему довелось совсем юным. Вот что он рассказывает о том времени.

- Мне было 16 лет, когда началась война. Наша семья жила в селе Колчаново Волховского района. Немцы на территорию района вступили уже в конце октября 1941 года, а еще раньше начались налеты немецких самолетов. Меня и еще некоторых ребят такого же возраста вызвали в сельский совет, там находился военный человек, и нас спросили: "Немцев не боитесь?"  Конечно, мы их не боялись, да и не видели еще. Были молодые, воевать хотели. Нас послали в разведку в сторону станции Зеленец, узнать, где находятся немцы, но предупредили, чтобы мы об этом никому не говорили. В этот раз  все обошлось благополучно. А в следующие наши походы в разведку встречались с немцами. Некоторые погибли, а мне удавалось спасаться. Я уже тогда был охотником, хорошо знал лес и умел в нем ориентироваться. Это мне и помогало.
А когда исполнилось 18 лет, Волховский военкомат призвал меня в армию. Воинскую службу нес в 30 гвардейском корпусе, 190 полка, 63 дивизии, 67 армии. Командующим гвардейским корпусом был назначен генерал-майор Н.П. Симоняк, получивший за операцию "Искра" звание Героя Советского Союза. Но сначала была Кобона, потом Синявино. Бои здесь шли очень кровавые. Я был минометчиком. В декабре 1942 года Ставка издала директиву о проведении операции по прорыву блокады Ленинграда под кодовым названием "Искра". Местом прорыва был избран шлиссельбургско-синявинский выступ. Для нанесения удара по врагу привлекались 67-я армия Ленинградского и 2-я ударная армия Волховского фронта. 18 января свершилось то, чего добивались на протяжении многих месяцев — блокада была прорвана. В мае 1943 года командующие Волховским и Ленинградским фронтами получили приказ буквально перемолоть вражеские группировки в районе Синявино. Чтобы сдержать натиск войск 67-й армии, противник использовал все резервы, сосредоточенные в этом направлении. Мы участвовали в Мгинской наступательной операции советских войск Ленинградского и Волховского фронтов против немецкой 18-й армии. Стояла задача разгромить группировки противника в районе Мги и восстановить контроль над Кировской железной дорогой для обеспечения железнодорожной связи Ленинграда со страной.
67-я армия наносила основной удар на участке фронта  Арбузово — Синявино силами нашего 30 гвардейского стрелкового корпуса под командованием генерал- майора Н.П. Симоняка при поддержке двух танковых бригад и двух отдельных танковых полков.
Бои  за Синявинские высоты были очень жестокими. Склоны высот крутые, а у подножия болота, старые торфяные разработки, котлованы с болотной водой, с узкими тропками между ними. Кто из воинов, сражавшихся летом 1943 года, не помнит Синявинских болот! Мы находились на самом гребешке высоты. Погибшие скатывались вниз… Сколько здесь людей погибло. Бои были очень ожесточенные, и мы, и немцы несли большие потери, очень большие. Части 67-й армии неоднократно атаковали позиции немецких войск, но и отступать приходилось. В свою очередь немецкие войска безуспешно пытались выбить нас с занимаемых позиций. Особенно ожесточенные бои разгорелись за высоту 43,3, которая несколько раз переходила из рук в руки, и только 15 сентября сумели мы взять ее штурмом, с нее хорошо просматривались окрестности вплоть до побережья Ладожского озера. Это значительно обезопасило от артобстрелов противника железнодорожную линию Поляны — Шлиссельбург. С 15 по 18 сентября 30-й гвардейский корпус 67-й армии выбил фашистов из Синявина и закрепил за собой Синявинские высоты. Мы потеряли половину людей, пехота тоже много потеряла личного состава, а немецкая пехота была уничтожена. Артиллерия вела непрерывный огонь. Минометы же находились всегда где-нибудь в глубинке, и это помогало избегать попаданий по ним. Повезло мне в такой жестокой мясорубке — живой остался. Недавно был на местах боев, нашел свои огневые позиции, конечно, все зарастает травой…
Главным результатом Мгинской операции явился срыв блокады. Не менее важным результатом ястало общее ослабление сил противника под Ленинградом.
Дальнейший боевой путь лежал в Пулково, где готовилось большое наступление. Меня здесь тяжело ранило осколком снаряда и контузило, но опять же — живой остался. Несколько месяцев лечился в госпитале. И опять на фронт, уже в Прибалтику, потом Кенигсберг. Здесь и узнали о Победе.  Ночевали в каком-то сарае, на соломе. и вдруг кто-то кричит: "Победа!" Что тут началось: палили из наганов, ликовали. Живы остались.
Но для меня война не закончилась, нашу дивизию отправили на Восток, где началась война с Японией. И там мы одержали победу, и я снова остался жив. Но это отдельный разговор. Уже после всех военных событий нашу дивизию передали Министерству внутренних дел. Закончил воинскую службу в должности командира роты в 1954 году.
Есть награды: медали "За оборону Ленинграда", "За взятие Кенигсберга", "За победу над Японией", орден Красной Звезды, два ордена Отечественной войны.
В 1950 году приезжал в Волхов на родину и встретил здесь свою будущую жену. Мы с ней учились в селе Колчаново в одной школе, только она жила в другой деревне — в Бору. Ей в войну тоже нелегко пришлось. Сначала работала в песчаном карьере в своей деревне. Работа была очень тяжелой: вставали рано, домой возвращались поздно, таскали тачки с песком тяжелые. Потом работала на железной дороге под постоянными бомбежками, строили дорогу в Войбокало. Она участница Дороги жизни. В Волховстрой привозили эвакуированных из Ленинграда. Очень многие не доезжали и в пути умирали. В Волховстрое их выгружали и хоронили. В одну из бомбежек погибла ее старшая сестра, но ее не смогли найти даже среди погибших, потому что такое было жуткое зрелище… Жена до сих пор плачет… Отец у нее тоже был на фронте, брат, как и я, ходил в разведку, потом воевал. Пережито очень много.
Нашу дивизию передали Министерству внутренних дел и служить отправили в Челябинск-40 — это секретный был объект, а потом в Инту. Но теперь уже службу проходил вместе с семьей. У нас родились сын и дочь. А потом внуки и уже правнуки. Семья большая. Сын с семьей живет в Санкт-Петербурге. Когда собираются все вместе, их 14 человек. А дочь с семьей живет в Одессе. Каждый день с ними общаемся по-современному — дети купили планшет, так что каждый день видим друг друга.
В апреле исполнится 65 лет нашей с Евгенией Михайловной совместной жизни. Жене 5 января отметили 91-й день рождения, а мне в марте исполнится 90 лет. Пережито в войну много, но нам повезло, живыми остались….

Новости партнеров

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

281