Меню
16+

«Волховские огни». Еженедельная газета Волховского района

11.06.2014 12:10 Среда
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 022 от 11.06.2014 г.

Памятник природы или земля раздора?

Автор: В.Захарова
Старая Ладога — уникальное место не только для Волховского района, но и для всего Северо-Запада России. Поэтому естественно, что часть ее территорий является заповедной и особо охраняется государством. Какие это территории, где они расположены и как совместить с ними проживание и хозяйственную деятельность населения? Эти вопросы волнуют как самих ладожан, так и дачников, которые с удовольствием покупают земельные участки на древней земле.

Рассказать об этом мы попросили главу администрации Староладожского сельского поселения Нину Олеговну ЕРМАК.
- Действительно, края у нас уникальные, и для их сохранения должны быть организованы  две особо охраняемые территории — это охранная зона объектов культурного наследия и особо охраняемая природная территория (ООПТ). Охранная зона объектов культурного наследия  предположительно была утверждена решением Леноблисполкома  № 392 от 1985 года. При разработке генерального плана Староладожского поселения в 2013 году мы столкнулись с ситуацией, что данный документ не является нормативно-правовым актом для принятия решения о включении зон охраны объектов культурного наследия в наш генплан на том основании, что в пункте 2.2 данного решения написано: "Завершить в 1985-86 годах разработку генеральной схемы развития Староладожского музея-заповедника, корректировку его зон охраны для последующего утверждения в установленном порядке".
В пункте 8 данного решения сказано: "Признать утратившими силу решения Леноблисполкома от 29 января 1979 года № 42 и от 14 сентября 1979 года №375". В дальнейшем никаких решений для утверждения охранных зон принято не было — нормативно-правовые акты, утверждающие в законном порядке зоны охраны культурного наследия, отсутствуют. Попытки предпринимались, какие-то проекты разрабатывались, но до завершающей стадии они не доведены. Сегодня, при большой поддержке губернатора Ленобласти А.Ю.Дрозденко, при участии специалистов областного комитета по культуре эта работа ведется и даже уже близится к завершению.
Но данная ситуация не означает, что мы, не имея официально утвержденных охранных зон, можем делать на территории что угодно. Поэтому еще до того, как начинаем работать с любым земельным участком, по рекомендации департамента охраны памятников культурного наследия, мы согласовываем свои действия с ними.  Предоставляем полный пакет документов, в том числе и выкопировку земельных участков. Они рассматривают документы, приезжают к нам, уточняют все на месте. Иногда дают отрицательное заключение, и мы с этим соглашаемся. Лишь после положительного заключения департамента земельный участок проходит процедуру формирования, постановки на кадастровый учет. В кадастровом паспорте земельного участка  обязательно указываются все охранные зоны по данному земельному участку, если они утверждены в  соответствии с действующим законодательством. В дальнейшем  по рекомендации департамента охраны памятников культурного наследия с их участием проходит процедура согласования строительства на данном участке: в соответствии с нормативно-правовыми актами мы ограничены в высотности зданий, размерах строительства и материалах, которые можно использовать. Безусловно, это долгая и сложная процедура, но уникальность Старой Ладоги требует такого бережного к ней отношения.
Второй вопрос — это охранная зона памятника природы (ООПТ) "Староладожский". Постановлением областного правительства №494 от 26 декабря 1996 года утвержден Перечень особо охраняемых природных территорий Ленинградской области, куда вошла и территория памятника природы "Староладожский", включающая весь исторический культурный центр Старой Ладоги, деревни Велеша, Чернавино и Лопино. Согласно утвержденного постановлением паспорта ООПТ "Староладожский" его территория составляет 220 гектаров. По факту описательной части паспорта его территория составляет 440 гектаров. Где именно на этой большей территории должны быть размещены утвержденные 220, неизвестно. Мы готовы согласиться и на 440 гектаров, но для этого надо внести изменения в постановление правительства Ленинградской области, а чтобы их внести, необходимы основания. То есть, надо доказать статус особо охраняемой территории еще на 220 га, что там тоже произрастают какие-то  ценные  растения, есть уникальные и редкие животные, находятся  памятники  истории,  культуры и т.д. Заниматься исследованиями мы не уполномочены. Утвержденные  в 1996г.  220 гектаров содержат описание объектов охраны:  это пещеры, курганы, геологические обнажения.  Ситуация в результате складывается не совсем понятная.
Непонятна она и в том плане, что в постановлении № 494, пункт 13, говорится: "Разрешается проведение строительных работ в урбанизированной зоне, имеющей место на момент объявления памятника". Другими словами, та территория, которая была застроена до утверждения Постановления  правительства №494 от 26 декабря 1996г., имеет право существовать дальше. Земельные участки, которые использовались раньше, не требовалось ставить на кадастровый учет. Сейчас изменилось и законодательство, и условия для разрешения строительства, поэтому, пока земельный участок не сформирован и не поставлен на кадастровый учет, никакого строительства быть не должно. При этом и охранная зона памятника природы должна стоять на кадастровом учете, чтобы  ее можно было определить не по описательной части, а конкретно по карте, на местности, по координатам. Порядок  ведения государственного кадастра особо охраняемой природной территории  устанавливается уполномоченным Правительством  Российской Федерации  федеральным органом исполнительной власти. Приказ  № 69 от 19.03.2012г. Минприроды утвердил порядок ведения государственного кадастра особо охраняемой природной территории. Порядок  прямо указывает на необходимость включения  в государственный кадастр особо охраняемых природных территорий "географических координат поворотных точек земельного участка, на котором  расположен ООПТ, как минимум географических координат середины этого земельного участка".
Из сказанного выше следует, что в урбанизированной зоне жители имеют право заниматься хозяйственной деятельностью, восстанавливать утраченные постройки, заниматься огородничеством и т.д. Есть обременения, их нужно обязательно учитывать и соблюдать, но при этом жизнь и развитие в Старой Ладоге должны продолжаться, а ее жители должны пользоваться всеми удобствами современной жизни.
Жители, если у них возникают вопросы по использованию своих земельных участков, могут прийти в администрацию поселения и получить необходимые информацию и консультации.
Мнение депутатов Староладожского сельского поселения по вопросу охранной зоны памятника природы "Староладожский" высказал глава поселения Владимир Нестерович ГОРНАК:
- На сегодняшний день проблема охранных зон стоит очень остро. При составлении генерального плана поселения выяснилось, что на его территории существует природный заповедник "Староладожский" с рядом ограничений хозяйственной деятельности. Усугубляется это тем, что на землях, где границы не установлены, а лишь описаны, находятся земельные участки жителей поселения, затронуты интересы основного сельхозпредприятия, которое находится на этой территории — племзавода "Волховский". Запрещаются строительные, инженерные работы, даже выпас скота! А ведь часть территории памятника — это земли сельхозназначения с многолетним пастбищем, граничащие с животноводческим комплексом в Ивановском Острове. Эти земли мелиорированы, окультурены, но при запрете на использование они начнут заболачиваться, зарастать кустарником и придут в негодность.
Вызывает вопросы и такой аспект: обследование дополнительной  площади для включения в ООПТ выполнено некорректно, на скорую руку, многие из охраняемых растений, птиц и насекомых здесь фактически никогда не обитали, этот факт признают и сами разработчики. Согласны, местность сама по себе красива, живописна, но это не основание для того, чтобы лишать людей работы и возможности жить на этой земле, которая издревле кормила местных жителей.
На территории Староладожского поселения есть уникальные места, например, пещеры с летучими мышами, геологические обнажения по берегу Волхова, курганы. Что мешает создать охранные зоны вокруг них, не изымая из оборота те земли, которые всегда обрабатывались? Ведь вложены огромные средства, которые при отсутствии ухода окажутся выброшенными на ветер, и я полагаю, никто не вправе ущемлять интересы жителей и предприятий, иначе территория просто придет в упадок. Наша задача — обеспечить разумный компромисс между сохранением природы и интересами жителей. В связи с этим депутаты поселения написали обращение в правительство Ленинградской области. Мы надеемся на разумное решение нашей проблемы.
Второй вопрос, который волнует сельчан — это обветшание исторического центра Старой Ладоги. Жизнь в этом микрорайоне практически замерла: водопровода нет, теплотрассы нет, канализации нет — фактически никаких условий для жизни. Я понимаю: археологам когда-то предстоит провести здесь раскопки. Когда? Неизвестно. А между тем, возьмите Египет, Израиль, Грецию, Рим, другие древние города и страны, там археологических древностей не меньше, а люди живут цивилизованно, пользуясь благами современной жизни. Мы должны в ближайшие годы построить мощный туристический кластер, привлечь туристов. А чем привлекать? Кроме исторических памятников, нужна развитая инфраструктура, необходимы большие вложения, и без частно-государственного партнерства не обойтись. Но какой инвестор придет, если его ждут сплошные запреты и ограничения? Вывод один: пришло время ситуацию менять. И делать это надо уже сегодня.

"А люди здесь жили исстари…"
Наш знаменитый земляк Александр Прокофьев называл природу северного края скромной, застенчивой и неяркой. Поистине только тонкая душа поэта способна создать столь поэтические образы. Каждый уголок Приладожья — это удивительное сочетание неба, деревьев, травы и воды. Чернавино в этом смысле — не исключение. Заповедная тишина, неумолчный птичий хор да еле слышный плеск волны — благодать! Деревенька совсем небольшая, постоянно здесь проживают несколько семей, правда, летом наезжают дачники с детишками, и становится шумно, людно. Правда, у Суворовых, рассказывают мои собеседницы, детей полон дом, молодцы Сергей с Марией, не побоялись приемных ребятишек взять, ростят их, как родных, учат, воспитывают. Хорошее дело.
Хорошо, что молодежь стала появляться. Раньше-то все из деревни ехали, а теперь назад, на природу, потянулись. Жить стали хорошо, вот и хочется людям своего угла, да не казенного, а настоящего, чтоб и дом, и двор, и сад — поместье, словом. Бабушки радуются таким "новым русским помещикам". С ними и веселее, и спокойнее.
Раньше, вспоминают они, Чернавино большой деревней было. Стояла тут ферма, коровы были. Молоко на тот берег, в Старую Ладогу, на пароме отправляли. Да, паром ходил постоянно, тут и пристань была большая. Еще ведь отсюда плитняк вывозили. Была большая гусиная ферма, и соседка со своими гусями в Москву ездила — на выставку, на ВДНХ. Был здесь свой роддом, бабы детишек помногу рожали: отлежалась пару дней, да и опять в работу, а детки в ясельках. Тут и школа своя была, дети учились дома. У всех были огороды большие, хозяйство подсобное — большое стадо набиралось. Да и деревня тянулась вдоль берега чуть не до речки Любши. Там места давно обжитые — до революции, в XIX веке, стояли помещичьи усадьбы. Сегодня от них от всех остался лишь двухэтажный дом купца  Благодарева, остальные рассыпались да быльем поросли. Как, впрочем, и те дома, которые исчезли совсем недавно — в конце ХХ века. На северном краю деревни, через речку, на- против Успенского монастыря, вспоминает чернавинская староста Зоя Алексеевна Гомзина, стояли 3 дома, где постоянно проживали люди. Была большая пасека, много пчел. У всех были огороды и сады — яблони культурные до сих пор плодоносят, даже фундамент одного из домов сохранился.
Когда народ стал потихоньку разъезжаться, ферму закрыли, и чернавинцы стали на работу ездить на левый берег. Любая женщина бесстрашно и уверенно правила лодкой, хоть и течение сильное. А сколько раз доводилось по льду переходить? Ганна Александровна Макаренкова, тоже чернавинский старожил, вспоминает, как однажды чуть не утонула: лед опустился, и брела она по колено в ледяной воде, с одной мыслью — не провалиться под лед. "Страшно было?" — спрашиваю. "Как не страшно? Страшно. Да ведь кто из наших-то деревенских на Волхове не тонул? Все, почитай, подо льдом-то побывали…"
А потом  Зоя Алексеевна вспомнила войну — молодые девчонки, как и она,  баржи сопровождали, и окопы рыли, и в колхозе пахали… Все повидали, все пережили за долгую жизнь. Теперь вот в пустой деревне век доживать приходится. Конечно, хотелось бы, чтоб люди селились — жизнь ведь должна продолжаться, а то лет через двести придут сюда археологи, копнут да и скажут: "О, здесь с начала XXI века люди не жили. По какой-то неизвестной причине территория опустела…"
Сегодня у деревни есть счастливая возможность для возрождения, надо лишь четко определиться с охранными зонами, с объектами культуры и природы.  В Чернавино сохранился замечательный храмовый комплекс Васильевского монастыря, здесь же могила нашего знаменитого земляки Василия Максимовича Максимова, и с ценностью этих объектов никто не спорит. Но вот тот же дом Благодарёва вызывает вопросы. Он имеет статус памятника культуры, денег на его реставрацию нет, а ремонт требуется неотложный: через весь фасад проползла жирная трещина, и долго дом не простоит. В бюджетах на такие цели средств нет (сколько помещичьих и дворянских усадеб разбросано по столичной губернии!), в специальную программу реставрации усадеб этот дом точно не войдет — не тот уровень владельцев. Заработать денег на ремонт на показе этого дома невозможно — туристов сюда не возят. Вот и получается, что у всех на виду памятник культуры просто гибнет. Я не вправе и не хочу никого обвинять — ни местную власть, ни музей-заповедник, ни региональное правительство. Просто хочется, чтобы восторжествовал здравый смысл: продать дом с условием, что новые хозяева восстановят  его внешний вид. Пусть придет инвестор и откроет здесь свое дело. Или пусть приедет небедный человек и обустроит свое семейное гнездо. В любом случае это лучше, чем разрушение. Об этом, кстати, мечтают и чернавинские бабушки, которым, несмотря на их почтенный возраст, совсем не все равно, каким будет будущее их малой родины…

Новости партнеров

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

296