Меню
16+

«Волховские огни». Еженедельная газета Волховского района

10.04.2014 12:02 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 013 от 11.04.2014 г.

Долгая дорога домой

Автор: Т.Петрова
11 апреля 1945 года узники Бухенвальда подняли интернациональное восстание, и было освобождено более 20 тысяч заключенных, в том числе 900 детей. По решению ООН именно эту дату во всем мире отмечают как Международный день освобождения узников фашистских концлагерей.

С Зинаидой Петровной Крайневой я познакомилась незадолго до Дня памяти  узников фашистских концлагерей. Статная женщина с белоснежными густыми волосами и зорким взглядом, которой без году 90 лет! Детство и юность ее не были усыпаны розами, но, видно, наследственность хорошая, крепкая, она и помогла выжить и выстоять в тяжелейшие времена. Зинаида Петровна рассказывает, как будто книгу времени читает: помнит имена, даты, названия немецких городов.
Родом она из деревни с ласковым названием Большая Любуня, что недалеко от города Чудово. Отец ушел на войну в 1914 году, попал в плен в Австрии. Когда свершилась революция 1917 года, пленных распустили, как говорится, на все четыре стороны. Домой он добирался более полугода, пешком. Пешком — но домой, в Россию. Когда началась Великая Отечественная, в семье уже было пятеро детей, шестой умер в раннем детстве.
Зинаида Петровна вспоминает: "Когда немцев из Тихвина погнали, а это был декабрь, они в нашей деревне появились на танках и в нижнем белье. Мы решили спрятаться в соседней деревне, наивно подумали, что туда немцы не придут. Но на следующий день они и там объявились и погнали нас всех в Чудово, а это 20 километров. Мы поселились в маленьком домишке, хозяева которого сумели эвакуироваться. Нас там разместилось три семьи. Всех немцы переписали и поставили на учет в комендатуре. По улице выбрали старосту, Костю Петрова — хороший был человек: предупреждал нас, когда будут отправлять в Германию. Многих спас. А мы сделали маленький подвал, где и прятались. Вход в него закладывали дровами. Немцы придут, потопчутся и уходят".
Наши войска предпринимали попытки освободить город от немцев. После налетов авиации оставались разрушенные дороги, на восстановление которых немцы и отправляли работать местное население, в том числе и Зинаиду. Жили под страхом до 1943 года. Здесь, в Чудове, она стала свидетелем злодеяний немцев. "Паренек-беженец из Ленинграда украл у немцев хлеба. Его поймали и на глазах всех повесили, причем заставили это сделать одного из местных жителей", — горько вспоминает моя собеседница.
Семью Зинаиды отправили в Латвию, на работу к фермеру, а ее не взяли, потому что она работала на ремонте дороги. "Потом прошел слух, что нас тоже вывезут. И вывезли в Германию, в местечко Торгау, — вспоминает она дальше. — Мы держались несколько человек вместе, среди них был и Иван Крайнев из соседней деревни. Когда нас в лагерь привезли, русских еще не было, мы оказались первыми. Много было украинцев, итальянцы, французы".
О жизни, вернее, о существовании в лагере вспоминать очень тяжело и горько. Тяжелая изнурительная работа и очень скудная еда. Вставали раньше немцев, чтобы подобрать очистки у кухни, вымыть их, перемолоть и на плите испечь лепешки.
Освободили лагерь союзники — американцы. Об окончании войны узнали только 11 мая. Кто-то принес весть: "Победа!" Нашли радиоприемник и стали слушать сообщения. Когда услышали, что война окончилась, — такое началось ликование, словами не описать!
Дорога домой оказалась долгой. В Германии были чужими, без документов, и домой с чужбины возвращались без документов. Везли их в товарных вагонах, которые сопровождали военные, много раз переписывали, проверяли данные. Сложное было время. Ехали через Польшу, затем Орша и, наконец, Чудово. Приехала Зинаида в Чудово, а куда податься? Деревня сгорела, сгорели дотла и соседние деревни. Люди подсказали, что жива ее тетя, старенькая баба Марфа. Она уцелела благодаря соседу-полицаю, который спрятал ее в своем доме. Баба Марфа приняла Зину, чем могла, обогрела и показала письма, которые приходили на имя девушки. Письма были от Ивана Крайнева, он разыскивал свою Зинаиду.
Вскоре в дом бабы Марфы вернулась и вся семья Зинаиды Петровны, и другие родственники. Вернулся и Иван в 1946 году. Его дорога домой тоже была долгой и непростой. После освобождения из лагеря его взяли в нашу армию на немецкой территории. Принял присягу и два года отслужил. Проверяли не один раз. Морально это очень тяжело. Не все выдерживали. Но он, как и отец Зинаиды Петровны, постоянно говорил: "Хоть в лаптях, но дома, в России". Живет в наших соотечественниках особая любовь и привязанность к родным местам, к Родине, и передается из поколения в поколение. И ничего с этим не поделаешь.
…Иван с Зиной стали жить своей семьей. А в Чудове ни работы, ни жилья. Прошел слух, что в Волхове нужны люди на восстановление завода — так и оказались в этих краях. В бараке дали жилье: в одной комнате поселилась семья отца, в другой Зина с Иваном. Она тепло вспоминает людей, которые ей в жизни помогали и словом и делом. За хорошую работу ее фотографию часто помещали на Доске почета, имела благодарности и награды.
Со временем получили комнату на улице Пирогова, затем вторую и третью — ведь семья-то разрасталась. Они и сейчас живут в этой квартире. У Зинаиды Петровны четверо детей, шесть внуков и десять правнуков — богатое наследство, которым она гордится. Ежегодно сын отвозит ее в родные с детства края, где была деревня Любуня. Сейчас там осталось только кладбище, на котором покоятся родственники, да стоит памятник бойцам — освободителям тех мест. "Похожу по кладбищу, и мне легче становится, как будто в деревне побывала", — рассказывает Зинаида Петровна.
Пожилая женщина, познавшая ужас фашизма на своей судьбе, близко воспринимает события, происходящие на Украине, ведь злодеяния бандеровцев видела, когда возвращалась из Германии домой. Не может она понять и людей, недовольных сегодняшним днем. "У вас на столе всегда что-то есть. Что вы плачете? А вы бы поели лепешки из моха, из кожуры.  Как было уберечь здоровье? Да и после войны голодом не сидели, но и досыта не ели", — со слезами на глазах вспоминает бывшая узница. На ее теле остался отпечаток войны — старый шрам. Во время бомбежки осколок бомбы застрял в руке. Два дня терпела, а потом немецкий врач без наркоза и таблеток его вытащил. Рана затянулась, но память не поросла забвеньем. Уже сейчас, в преклонном возрасте, Зинаида Петровна пережитое выражает в своих стихах.
Узники фашистских концлагерей, уцелевшие и по возвращении домой перенесшие недоверие и даже репрессии, победили ужас тех лет и считают себя счастливыми, раз живы. Но иногда в их памяти мелькнет автомат, плетка надзирателя, горящая деревня и солдаты — освободители лагерей, погибавшие за них… Это было давно — и совсем недавно. Забыть такое невозможно — и нельзя. Ведь если о войне забывают, она напомнит о себе…
Живые участники тех горестных событий, среди которых и Зинаида Петровна Крайнева, заслужили всеобщее уважение и благодарность потомков.

Новости партнеров

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

133