Меню
16+

«Волховские огни». Еженедельная газета Волховского района

13.02.2014 13:53 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 05 от 14.02.2014 г.

Военная юность Марии Матросовой

Автор: Ю.Полозова
Мы обычно не задумываемся об окружающих нас пожилых людях. Не уступаем место в дорожном транспорте, ворчим на их медлительность в очередях и в поликлинике. А ведь у них за плечами долгая трудная жизнь. Каждый из этих стариков пережил тяготы Великой Отечественной войны или послевоенной разрухи. И живут они с такими страшными воспоминаниями, какие нам и не снились. У современного молодого поколения атрофируется чувство уважения и гордости за свой народ. Мы забываем, что благодаря тем, кто сражался и не сдавался до последнего, и тем, кто работал в тылу на победу, у нас сейчас такая спокойная жизнь.

Недавно я познакомилась с удивительным человеком -  Марией  Михайловной  Матросовой, живущей в моём родном городе Волхове. По моей просьбе она рассказала о своей военной юности.
Война началась, когда ей только исполнилось 14 лет. Воскресным днём 22 июня она была дома одна — родители работали, а старшие братья ушли на стадион. И тут по радио выступил с сообщением В.М.Молотов:  "Началась Отечественная война!". Маша в страхе побежала на стадион искать братьев. Через две недели старшего брата, ему было 19 лет, забрали на войну, затем и отец отправился на фронт. Домой они не вернулись — вскоре оба погибли на Ленинградском фронте. Маму отправили рыть окопы, Маша осталась вдвоём с семнадцатилетним братом. Тот устроился на работу. Каждый вечер он приносил домой полкило хлеба, который давали по рабочей карточке. Это была не сдобная и пышная буханка, какие пекут сейчас, а тяжелый и сырой чёрный брусочек.
Город бомбили, в душе поселился страх. Одно дело слышать, когда по радио сообщают о гигантских потерях, другое — возвращаться из бомбоубежища и видеть убитыми своих знакомых, тех, кто не успел спрятаться, — соседа, родственника, товарища. Маша пошла в свою школу, чтобы устроиться на работу, там в это время  развернулся военный госпиталь. "А ты полы мыть хорошо умеешь?" — спросили её. "Умею!" — ответила, а сама была не уверена, достаточно ли хорошо?  Её взяли. На работе в госпитале падали с ног от усталости все — врачи, медсёстры, санитарки. Больных с лёгкими ранениями у них не было. Режим работы — сутки через сутки. Вслед за фронтом, по мере его продвижения, двигался и госпиталь — по железной дороге. Проехали Белоруссию, Латвию, Литву. Однажды судьба столкнула Машу и её второго брата — его тоже забрали на фронт, как только ему исполнилось восемнадцать. Девчонки-санитарки понесли письма, чтобы отдать их военному почтальону. В стопке писем верхним лежало Машино. Почтальон, взглянув на него и увидев номер части,  сказал, что эта часть находится неподалёку. Маше и её брату дали увольнительную, и они встретились — посреди войны, в чужом городе…
Так как госпиталь находился всегда рядом с линией  фронта, его регулярно бомбили. В это время все, кто мог передвигаться, уходили в ближайшее бомбоубежище. Лежачие раненые уйти не могли. Они тянули руки к уходящим и просили остаться. Маша оставалась.  В темноте, держа за руку какого-нибудь раненого солдатика-мальчишку, она пережидала бомбёжку.
Были и передышки в бесконечной работе. Для раненых  устраивали концерты, пели песни, играли на музыкальных инструментах. Казалось бы, страшное время, не до веселья. Но Маша с подружками хохотала над любой шуткой, находила радость в самом малом. Вот что значит молодость!
День Победы встретили в Кенигсберге. Неожиданно, в 4 утра, началась стрельба и крики "Ура-а-а!". Когда все выскочили узнать, что случилось, им сообщили, что война закончилась! Но никого из работников госпиталя не отпустили домой. Эшелон двинулся на  Дальний Восток, так как ожидали войны с Японией. Больше двух месяцев двигались они через всю страну с запада на восток. Русско-японская война длилась недолго. А в  госпитале теперь лечили как русских, так и японцев, которые всегда улыбались и вежливо обращались к Маше "Муся-сан". Наконец Машу и ее фронтовых подруг отправили домой, в Волхов. Они пришли на Волховский алюминиевый завод — там очень не хватало рабочих рук…
Я спросила Марию Михайловну, стало ли легче сразу после войны, и удивилась, услышав, что стало еще тяжелее: теперь люди валились с ног, заново отстраивая разрушенную страну. На работе Марию приглядел ее будущий муж — Алексей Александрович Матросов, бывший фронтовик. Всю свою дальнейшую жизнь  они не любили вспоминать войну — слишком тяжёлые были эти воспоминания…
Я возвращалась домой после встречи с Марией Михайловной и думала, оглядываясь на редких старушек, сидящих на лавочках перед своими подъездами: "А ведь это они подарили нам жизнь такую, какой мы видим ее сейчас. Только об этом многие и не помнят". Обращаюсь ко всем своим сверстникам: "Будьте же благодарны им, пережившим тяжелейшие годы в истории страны! Их осталось совсем немного"…

Новости партнеров

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

86