Меню
16+

«Волховские огни». Еженедельная газета Волховского района

30.01.2014 11:30 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 03 от 31.01.2014 г.

СУДЬБА КОРАБЛЯ

Автор: Г.Цветкова
Все боевые действия Ладожской флотилии в годы Великой Отечественной войны проходили в тесном взаимодействии с Волховским, Ленинградским и Карельским фронтами.

Перед флотилией была поставлена задача: обеспечить перевозки по Ладожскому озеру из Новой Ладоги и Волховстроя в Ленинград с основным перевалочным пунктом в Осиновце. Одновременно флотилия занималась переброской войск и вооружения, вела бои на Ладоге, осуществляла противодесантную оборону побережья, прокладывала трубопровод и электрокабель по дну Ладожского озера. Каждое направление её действий — отдельная тема. Я остановлюсь на судьбе только одного корабля, показавшего героизм и мужество моряков Краснознаменной Ладожской флотилии.
Летом 2009 года в некоторых периодических изданиях появилось сенсационное сообщение: любитель подводного плавания из Петербурга Юрий Кудрявцев нашел место гибели и поднял со дна Ладожского озера носовую часть корпуса сторожевого корабля "Конструктор", который в годы Великой Отечественной войны входил в состав Ладожской флотилии. Корабли, как и люди, — каждый имеет свою биографию. У "Конструктора" судьба героическая, трагическая и даже легендарная. "Конструктор" — это бывший эскадренный миноносец "Сибирский стрелок". Крейсер был построен на верфях Гельсингфорса (Хельсинки) в 1906 году и назван "Сибирский стрелок" в честь подразделения русской армии, отличившегося в боях с Японией. Строился корабль на добровольные пожертвования. На волне всенародного подъема вскоре после начала русско-японской войны по указу императора Николая II создается "Особый комитет по усилению военного флота на добровольные пожертвования". За два года на собранные народные средства было построено более двух десятков военных кораблей. Моряки называли их "добровольцами".
С началом Первой мировой войны "Сибирский стрелок" использовался для установки минных заграждений на Балтике. Благодаря умелым действиям капитана 1 ранга Александра Колчака, командующего полудивизионом, в который входил крейсер "Сибирский стрелок", потери германского флота на Балтике, по оценкам историков, превышали наши потери в боевых кораблях. За эти успехи А.В.Колчак был произведен в чин контр-адмирала, став самым молодым адмиралом России. В тот период "Сибирский стрелок" прославился боевыми подвигами при несении дозоров, отражении налетов немецких миноносцев и в Моодзундском сражении. Известен любопытный случай, когда по просьбе А. Колчака на борту "Сибирского стрелка" во время боя был отслужен молебен.
В 1917 году экипаж перешел на сторону революции, участвовал в боевых действиях в Рижском заливе против немецкого флота, рвавшегося в Финский залив и к Петрограду. С наступлением ледостава в составе эскадры флота корабль прибыл на стоянку в Гельсингфорс. Центробалт принял решение вывести корабли через ледовые поля в Кронштадт. В ледовом походе 11-20 апреля 1918 года "Сибирский стрелок" получил значительные повреждения, встал вопрос о затоплении корабля. Однако личный состав с большими трудностями смог устранить повреждение корпуса, заделав рваные пробоины, и откачать поступавшую воду. Это было первым боевым подвигом по спасению корабля личным составом, через четверть века история повторится. В 1925 году с корабля сняли пушки, и он стал экспериментальным кораблем по испытанию новых образцов минно-торпедного оружия, получив название "Конструктор".
В начале Великой Отечественной войны на корабле установили артиллерийское вооружение. 5 августа 1941 года был поднят военно-морской флаг. Сторожевой корабль "Конструктор" вновь начал боевую жизнь. Все последующие дни августа и начала сентября сторожевые корабли "Пурга" и "Конструктор" вместе с отрядом канонерских лодок под прицельным огнем немецкой авиации занимались эвакуацией стрелковых дивизий 19-го корпуса в пос. Шереметьево. 12 сентября две баржи с продовольствием были доставлены в Осиновец, проводку осуществлял капитан буксира "Орел" Иван Дмитриевич Ерофеев, а сопровождал и охранял первый караван с хлебом сторожевой корабль "Конструктор".
30 сентября Военный Совет Ленинградского фронта принял постановление привлекать сторожевые корабли "Конструктор" и "Пурга" и канонерскую лодку "Лахта" к перевозке особо важных грузов. После падения Шлиссельбурга база Ладожской флотилии была переведена в Новую Ладогу. Трагичным оказался день 7 октября 1941 года. "Конструктор" стоял на новоладожском рейде, где проходила приемка топлива, на озере был полный штиль. И вдруг из-за облаков показался немецкий самолет и сбросил четыре бомбы по левому борту. Они взорвались в тот момент, когда группа моряков бежала на боевые посты. Двенадцать человек было ранено, погибли краснофлотцы Л.Майко и А.Платонов, рулевой И.Задорин, командир зенитного орудия Е.Крамаренко. Умер по пути в госпиталь смертельно раненый командир корабля — капитан 2 ранга Георгий Арвидович Зеланд. Последними словами командира были: "Берегите корабль". Вместо погибших поступило пополнение. Среди них новый командир — капитан 3 ранга А.Г.Купидонов.
Немцы намеревались прорвать оборону в районе Волхова, соединиться с финскими войсками на реке Свирь и создать второе кольцо блокады вокруг Ленинграда. Они начали сосредотачивать войска, подтягивать технику в район прорыва — на Волховском направлении вдоль реки Волхов. Перед командой корабля "Конструктор" поставлена задача: совместно со сторожевиком "Пурга" перевезти в Новую Ладогу два полка 44-й стрелковой дивизии. Одновременно с перевозкой в разное время суток наносить артиллерийские удары — подавлять опорные пункты сосредоточения пехоты и техники врага перед фронтом 54-й армии — Шлиссельбурга, рабочего поселка № 5, деревни Марьино.
Из воспоминаний капитана 1 ранга в отставке Сергея Васильевича Семенова, служившего в то время командиром зенитной батареи на корабле: "Приказано срочно выйти в район для уничтожения большого скопления войск у деревни Марьино.  Командиры 100 мм орудия получили приказ на массированный беглый огонь с наибольшей скоростью. В указанный квадрат и расчетную точку штурман привел корабль благополучно. Сотни килограммов металла полетели на врага, уничтожено много живой силы и техники противника. Сложная задача выполнена».
Часто "Конструктор" досаждал немцам, прикрывая огнем своих 100-миллимитровок действия наших обороняющихся войск. Говорят, что сам командующий немецкой группировкой "Север" генерал-фельдмаршал Вильгельм Фон Лееб приказал провести специальную охоту за надоедливым кораблем и немедленно его утопить, пообещав сразу два креста головорезу, который уничтожит "Черный крейсер". Так называли немцы "Конструктор" — корабль ходил на угле, оставляя за собой хорошо заметный издали след черного дыма. В ноябре 1941 года "Конструктор" возглавляет конвои по доставке продовольствия в Осиновец, а обратно вывозит ленинградцев — семьи эвакуирующихся в тыл оборонных заводов.
О трагических событиях, которые произошли на корабле 4 ноября 1941 года, рассказывают очевидцы. Из воспоминаний командира зенитной батареи Сергея Васильевича Семенова: "Поступил приказ на перевозку семей эвакуированного завода "Звезда" имени Ворошилова № 174. Корабль с подошедшего катера КМ-22 охраны водного района Осиновецкой базы начал посадку. Как обычно, особое внимание  моряки обращали на детей — заботливо и бережно их принимали и размещали по корабельным помещениям. С наступлением темноты, около 19 часов, имея на борту 256 пассажиров, "Конструктор" снялся с якоря и взял курс на Новую Ладогу".
Из письма Центрального Военно-Морского Архива №9020 от 23 июля 1976 года: "В 19 часов 15 минут "Конструктор" был атакован тремя фашистскими самолетами "Юнкерс-88". Одна бомба большой разрушительной силы, сброшенная атакующим самолетом, попала в носовую часть корабля, между носовой пушкой и мостиком". О том, что происходило дальше, достоверно рассказал в своих воспоминаниях судовой врач "Конструктора" Сергей Павлович Даниличев: "После попадания бомбы в носовую часть сразу же погас свет во всех помещениях корабля… Кто-то на верхней палубе кричал: "Корабль тонет!". В темноте среди пассажиров и отдельных моряков появились единичные паникеры… Выбежав из кормовой части корабля, я услышал крик матроса: "Доктор, на мостик! Там ранен комиссар!". Оказав ему помощь, я увидел чистое небо… Корабль, освещенный луной, сильно накренился носовой частью. Вокруг него плавали вещи, выброшенные взрывной волной… Плакали дети, стонали раненые и контуженые. Над кораблем еще несколько раз пролетали вражеские самолеты, по которым вели стрельбу пулеметчики СКР "Пурга". Это спасло нас от гибели…"
Дальнейшие подробности трагедии можно узнать из книги командующего Ладожской военной флотилией Виктора Сергеевича Черокова "Для тебя, Ленинград!": "Вся носовая часть "Конструктора" до второго котельного отделения была затоплена. Поперечная переборка между первым и вторым котельными отделениями прогнулась и грозила вот-вот прорваться. Горстка моряков боролась за жизнь своего корабля. Под руководством механика Можейко Петра Александровича и старшины группы машинистов Новикова Захара Андреевича  краснофлотцы А.Т.Новиков, Г.И. Струков, М.А.Терехов, А.М.Мохов и другие несколько часов работали в ледяной воде, укрепляя подпорками прогнувшуюся переборку… Работали водоотливные средства корабля… Моряки с огромным трудом удержали корабль на плаву…"
Вскоре по сигналу аварийной сирены на место трагедии прибыл на канонерской лодке "Бурея" командир дивизиона сторожевых кораблей капитан 3-го ранга К.И.Балакирев. Борясь за остойчивость "Конструктора", он приказал оставить на нем лишь 16 человек команды во главе с командиром Г.А. Купидоновым, политруком В.П.Антохиным, механиком П.А.Можейко и доктором С.П. Даниличевым. Они разместились в кормовой части  поврежденного корабля… Пострадавшие с помощью моряков были взяты на борт "Буреи" — всего 106 пассажиров и часть членов команды. Жертвами катастрофы стали 150 пассажиров и 32 члена экипажа.
Нельзя равнодушно читать воспоминания спасенной Марии Филипповны Казанцевой от августа 1976 года: "…Когда грохот и треск несколько уменьшились, стали различимы крики людей: "Спасите, спасите! Тонем! Тонем! Помогите!" Эти крики раздирали сердце и душу, хотелось помочь людям, но, увы, ничего сделать мы, матери с детьми, да еще на тонущем корабле, не могли. Одна надежда была на моряков. И мы не ошиблись! Не зря в мирное время их готовили ко всяким неожиданностям. Это моряки с "Конструктора", проявив мужество и находчивость, спасли многих ворошиловцев и наших детей от смерти в пучине Ладожского озера. Низкий поклон вам, материнское спасибо, достойные защитники Родины!".
Вслед за "Буреей" к борту "Конструктора" подошли спасательное судно "Сталинец" и буксир "Никулясы". Они взяли поврежденный корабль на буксир и повели его кормой вперед самым малым ходом в бухту Морье. Быстрее не позволяла носовая часть, еле державшаяся за корпус корабля.
25 ноября во время очередного шторма ее оторвало. Где затонула 20-метровая носовая часть корабля, ставшая подводной могилой десятков пассажиров и части команды, оставалась загадкой долгие годы.
Директор Осиновецкого музея "Дороги жизни" Александр Войцеховский не раз пытался разгадать эту тайну, много лет проводил подводные исследования на Ладоге. И только летом 2009 года удалось обнаружить место, где находятся остатки затонувшего корабля. Водолазы, спустившиеся на дно озера, подняли на берег уникальные находки и передали в музей "Дороги жизни" — часть бронзовой паровой лебедки, якоря, посуду, оборудование. Прекрасно сохранилась латунная мойка на четыре крана из офицерской столовой. Под ее краном наверняка умывался сам Александр Колчак. Не обошлось и без скорбных находок...

В носовой части корабля были найдены останки моряков, все они подняты и захоронены с воинскими почестями...
Удивительно, но после трагических событий 4 ноября 1941 года не закончилась история корабля. Почти полностью уничтоженный эсминец восстановили. На Ижорском заводе (г.Колпино) сначала по чертежам были созданы деревянные шаблоны, по ним вырезаны стальные листы обшивки и палубы, шпангоуты и другие детали корпуса. Руководил этими работами инженер В.Е.Гаевский. Он же занимался в Морье и монтажом носовой части, используя временные мастерские, созданные в уцелевшей церквушке.
Водолазы флотилии часами в ледяной воде скрепляли сотнями болтов металлические листы с основной частью корпуса. К весне 1942 года корабль с новой носовой частью (стал короче прежнего на 5 метров) был готов к эксплуатации. Параллельно с восстановлением корабля водолазы и личный состав команды поднимали трупы, обнаруженные в затопленной части судна. Останки погибших выносили на берег бухты Морье и хоронили в  братской могиле. 7 августа 1942 года "Коструктор" на буксире канонерской лодки "Шексна" направился в Новую Ладогу — главную базу флотилии. Здесь корабль поставили в плавучий док, и болты временного крепления заменили заклепками и электросваркой.
Автор книги "Блокада день за днем" А.В.Буров пишет: "Клепку корпуса провели рабочие новоладожских мастерских: Козлов Василий Сергеевич,Костылев Юрий Александрович, Кондратьев Николай Петрович под руководством начальника котельно-сварочного цеха Яковлева Петра Михайловича". 
Так при подготовке этого материала я узнала, что мой отец Петр Михайлович Яковлев, ветеран "Дороги жизни", принимал участие в ремонте "Конструктора". Он с августа 1941 года и до полного освобождения Ленинграда от вражеской блокады вместе со многими ладожанами в непогоду, под бомбежками выполнял ремонтные работы на кораблях Ладожской флотилии. Работать приходилось с подростками, почти детьми. Один из них, Николай Петрович Кондратьев, жив. Он рассказывает, что ему в то время было 14 лет, а девочкам-сварщицам — по 13.
С осени 1942 года "Коструктор" опять вступил в строй, но уже в качестве не сторожевого корабля, а канонерской лодки (из-за снижения ходовых качеств)  и участвовал во всех боевых операциях Ладожской флотилии. В декабре 1942 шла подготовка к операции "Искра" по прорыву блокады Ленинграда, корабли флотилии приступили к выполнению срочной задачи фронта — переброске пополнения войскам фронта с восточного на западный берег. Условия плавания были тяжелые — толщина льда достигала 35 см, ветер до 7 баллов, опасная подвижка льда, у берегов — торосы. Тридцать километров конвой из канлодок (в него входил и "Конструктор"), двух буксиров и четырех металлических барж преодолел за 38 часов. Отряд возглавлял командир дивизиона канлодок  Н.Ю.Озаровский. Всего было перевезено около 37 тыс. человек, 1400 тонн воинских грузов.
30 мая 1944 года "Конструктор" в охранении катеров МО-198 и МО-206 вышел к острову Коневец. Они имели задачу выявить калибр и дислокацию расположенных здесь береговых батарей. Противник открыл интенсивный огонь, снаряды падали всего в 20-25 метрах от корабля. Наши корабли открыли ответный огонь и поработали с полной нагрузкой. А главное — с большой точностью были засечены береговые батареи.
В июне 1944 года корабль "Конструктор"  участвовал в операции по высадке Тулоксинского десанта, которая внесла достойный вклад в дело освобождения Ладожского озера и Карелии. Командный пункт командира высадки десанта капитана 1 ранга Н.И.Мещерского находился на "Конструкторе".  "Николай Иосифович Мещерский — интеллигентный, высокообразованный офицер, чуткий и  внимательный к людям и в то же время отважный и решительный. На флоте с 1916 года, учился в морском корпусе", — такую характеристику дал ему командующий Ладожской флотилией В.С.Чероков.
В 15 час. 30 мин. 22 июня 1944 года корабли снялись с якоря и отправились в район высадки десанта. Всего в операции участвовало 70 судов. В 3 часа 19 минут 23 июня с "Конструктора" был дан сигнал о начале движения к берегу катеров с морскими пехотинцами. С этого момента и до полного завершения операции Мещерский ни на минуту не покидал мостика. Его "Конструктор" вёл огонь по противнику, менял позицию, прикрывал десантников, и везде чувствовалась твердая рука "дирижера" высадки Н.И.Мещерского.
Из воспоминаний капитана 1 ранга в отставке Сергея Васильевича Семенова: "Орудия корабля не знали отдыха в течение 5 суток. Берег благодарил за меткую стрельбу. Наш "Конструктор" произвел более 30 стрельб в помощь 3 батальону 70-й бригады морских пехотинцев, израсходовав более 500 снарядов главного калибра, уничтожил более роты финнов, 12 орудий, участвовал в выводе из строя бронепоезда и его пленении, подбил 1 "Юнкерс" и уничтожил 1 "Ю-88". Ни шторм, ни непогода не помешали успешно выполнить задачу".
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 июля 1944 года Ладожская военная флотилия награждена орденом Красного Знамени. Днем позже командующий флотилией контр-адмирал В.С. Чероков на корабле "Конструктор" перед строем всего экипажа вручал ордена Красного Знамени командиру — капитан-лейтенанту Н.И. Мартыничеву и главному старшине Н.И. Ермолову (командиру корпуса). Офицеры, старшины, матросы корабля (всего 19 человек) также были в тот день награждены орденами и медалями.
День Победы, 9 мая 1945 года, личный состав корабля встретил в Ленинграде, а затем "Конструктор" перевели на Балтику в состав опытных кораблей. С 1946 по 1956 год корабль дислоцируется на Балтике и Ладоге, выполняет плановые задания по испытанию новых образцов минно-торпедного вооружения для новых кораблей флота. В 1956 году отметивший 50-летие своего служения флоту корабль был разрезан на металлолом. "Конструктор" ушел навсегда, но осталась память о героизме и мужестве членов экипажа. Повествование хочется закончить словами из поэмы начальника штаба флотилии контр-адмирала С.В.Кудрявцева:
И невозможное возможно —
Без носа и кормой вперед,
Хоть управлять им очень сложно,
Корабль израненный идет…

Новости партнеров

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

401