Меню
16+

«Волховские огни». Еженедельная газета Волховского района

27.01.2014 15:17 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 02 от 24.01.2014 г.

«Пока живу - помнить буду…»

Автор: Т.Петрова
Для Маргариты Георгиевны Анисимовой дата полного освобождения города Ленинграда от вражеской блокады — значимая. А в этом году особенно, ведь с той незабываемой поры минуло семь десятилетий! Как люди пережили эти годы? Какие мысли передумали? Размышления о событиях того времени и сейчас не покидают блокадницу.

Уже более двух десятилетий Маргарита Георгиевна  живет в Новой Ладоге. Город стал для нее родным. А тогда, в 1941 году, когда началась блокада Ленинграда, ей было всего-то шесть лет. Она помнит, как они с мамой уже 24 июня провожали отца на войну. По состоянию здоровья его на фронт не взяли, но на войне работы хватило всем. "Мамочка, не плачь! Папу не убьют", — говорила девочка. С этим напутствием дочери отец и ушел на войну.
А дальше началось страшнейшее время — время испытаний страхом, голодом, холодом. Испытание на прочность характеров и судеб. Испытание на человечность. Первым умирает от голода в феврале 1942 года дедушка. До 1917 года он был солдатом царской армии, которая располагалась в Финляндии. После получения Финляндией независимости его перевели в Ленинград, где семья пережила революцию, гражданскую войну — и вот теперь блокада города.
 Маргарита с мамой навещали дедушку каждый день, но уберечь не смогли -  голод вошел в каждый дом. Кроме голода и холода, страшными врагами были крысы, которые уничтожали всех и все. Досталось от них и дедушке. Бабушка перед войной уехала в Подмосковье, взяв с собой одну из младших дочерей. Там, в городке Дмитрове, жила дочь-инвалид с маленьким ребенком, она нуждалась в помощи. Вернуться в блокадный город они уже не смогли. Дедушка в Ленинграде оставался с младшей, 12-летней дочкой. И понимая страшную ситуацию, в которой оказалась семья, он успел отправить девочку с детским домом в эвакуацию. Сам же дедушка последний приют нашел там, где и большинство погибших и умерших жителей блокадного города — на Пискаревском кладбище.
Маргарита Георгиевна, тогда маленькая Рита, была эвакуирована с детским садом в сентябре 1942 года через Ладогу, затем поездом в Ярославскую область, где и прожила до 1945 года. "Отведя меня в очередной раз в детский сад, мама уже не смогла больше подняться с постели, и я осталась на круглосуточном пребывании в садике. Изголодавшая, изможденная тридцатилетняя женщина была похожа на старушку. Ее старшая сестра (моя тетя),  фронтовичка, смогла определить маму на лечение в госпиталь, где она находилась три месяца", — вспоминает Маргарита Георгиевна. Позднее мама рассказывала дочери, что из госпиталя она возвращалась по стеночке — настолько была слабенькой. Но надо было жить, а значит, работать. Недалеко от дома, на Фонтанке, 117, находилось Управление Октябрьской железной дороги. И вот немощная женщина, не имеющая ни денег, ни продовольственных карточек, пришла и попросилась на работу, и ее взяли. Она выполняла работу разную, какую поручали: мыла, убирала, красила, потом ее отправили на лесозаготовки… Вот какие были люди и отношения между людьми!  Делали все, чтобы блокадники держались, чтобы люди не перестали сопротивляться.
"Разве я могу не быть благодарной тем людям, тем руководителям в Ленинграде, которые помогли городу и ленинградцам выстоять, выжить?" — говорит Маргарита Георгиевна и продолжает: "Мама никогда не жаловалась, она была мужественным человеком".
Маргарита Георгиевна бережно хранит письма с фронта, семейную переписку… Она показывает почтовую открытку, в которой сообщается, где в эвакуации находится детский сад и как чувствует себя ребенок. И такие письма были отправлены родителям  всех 50 детей. Такое было внимание, забота, чуткость и к детям, и к их родителям в то напряженное время. Там же, в эвакуации, она пошла в школу. Тетрадей не было, и писать учились в старых книгах, между строчками. Проводили карандашом линии и писали.  В стране война, а детей учили грамоте. Разве такое можно забыть?!
Бережно сохраненные письма -  фронтовые треугольники и просто листочки, свернутые и заклеенные — свидетели патриотизма людей. Вот что пишет с фронта тетя Маргариты, которой в ту пору было 17 лет: "Вчера от шального снаряда фашистских мерзавцев погибла одна из лучших моих подруг — комсомолка, радистка Зина. Мы дали клятву перед ее гробом, что не жалея сил, а если нужно, и жизни, будем всем, чем можем, громить проклятых извергов. Я пишу тебе это со слезами в горле, она погибла на защите родного города Ленина". Или вот такое письмо: "Мы все живы и здоровы. От тебя получили письмо и очень рады. Милая Таня (тетя Маргариты Александровны), так хочется увидеть тебя и всех дорогих родных и город Ленинград, но это будет тогда, когда проклятых немцев уничтожит наша Красная армия. Сколько несчастий причинил кровавый зверь. Дорогая Таня, пиши чаще. Мне так дорог наш дорогой город и все, что происходит в городе, меня очень интересует. Мне тоже очень хочется на фронт, но мне только всего 16 лет. А то я тоже бы пошла на фронт. Ведь я тоже теперь комсомолка". Вот о чем мечтали девочки такого возраста.
Нельзя спокойно читать и такое письмо: "…ползаю с прижатым к груди автоматом по карельским лесам и болотам, сопкам и озерам уже шестнадцатый месяц, не покладая рук, не щадя своих сил и здоровья, отдаю все, чтобы мстить и уничтожать врага. Пятнадцать месяцев считаюсь лучшим бойцом в своем подразделении, за это время имею присвоенное звание сержанта за проявленное отличие в боях с немецкими захватчиками… Все это я старался и добивался для того, чтобы в случае моей гибели могли гордиться, что я пал, честно сражаясь за родину…" В этих простых семейных письмах — правдивые истории о войне, о людях, которые защищали свой дом, семью, страну… Их душевные качества, их патриотические порывы, их любовь к близким, к своей малой родине и нашей большой стране…
Прошло много лет, прежде чем Маргарита Александровна смогла увидеть Ладогу, спасшую ей жизнь. Она не помнит точно места, куда их, детей, привезли. Запомнила только, что это был берег. А сама поездка была очень страшной — постоянные бомбежки. Послевоенный город поразил своей красотой, обилием зелени, душевностью людей. И тут на глаза попалось объявление об обмене квартиры. Не раздумывая долго, она переехала в Новую Ладогу. И никогда об этом не  пожалела. "Огромная благодарность Новой Ладоге. В этом маленьком городке была сосредоточена помощь Ленинграду. О Новой Ладоге необходимо просветить ленинградскую публику. Всю!" — убеждена блокадница.
"Мы — спасенное поколение. И мы обязаны рассказать всю правду о блокаде, о войне. Историю не надо переиначивать. Она такая, какая есть…", -  считает Маргарита Георгиевна Анисимова. Сегодня у нее родственников насчитывается около 50 человек. Живут в разных местах: многие в Санкт-Петербурге, есть и в Америке… Она составила родословную семьи, сохранила письма, фотографии, очень редкие открытки, отражающие дух военного времени, сохранила память о семье — бесценное наследство потомкам, чтобы знали и помнили, какой ценой завоевана мирная жизнь, простое человеческое счастье жить. 

Новости партнеров

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

81