16+

«Волховские огни». Еженедельная газета Волховского района

Главная / Статьи / Разговор с последним первым, или Как закрывали комсомол
25.10.2018 11:02
  • 30

Категории:

Разговор с последним первым, или Как закрывали комсомол

И.М. Бобров

Для разговора о последнем периоде жизни волховской комсомольской организации мы встретились с её последним руководителем, бывшим первым секретарём Волховского городского комитета ВЛКСМ Игорем Бобровым. Разговор состоялся в редакции «Волховских огней», журналистом которых, как и практически всех волховских СМИ, наш собеседник является на протяжении уже нескольких десятков лет.

Через несколько дней страна отметит 100-летие комсомола — организации, оказавшей колоссальное влияние на жизнь огромной страны в целом и на подавляющее большинство её молодых граждан в частности. Все мы, россияне возраста «40 плюс», родом из СССР, а значит, нет среди нас тех, кто так или иначе не был связан с ВЛКСМ. История создания комсомола изучена вдоль и поперёк, история его последних дней известна немногим и постепенно, с течением времени, рискует обрасти мифами и домыслами. Но ведь это наша история – прошлое нашей страны и конкретно каждого из нас.

- Игорь Маратович, из первых рук – как это было?

- С момента прекращения деятельности организации прошло без малого тридцать лет. Для человека – огромная жизнь. Все мы, комсомольские активисты последнего призыва, тогдашние юноши и девушки, уже стали бабушками и дедушками. В то же время мы живы, дееспособны и вполне себе энергичны, активны, деятельны. Поэтому становится не по себе, когда сталкиваешься с различными искажениями, интерпретациями по поводу прекращения деятельности Волховского горкома комсомола.

Как это было? Без сенсаций, скандалов и грязи. В конце сентября 1991 года прошёл XXII Чрезвычайный съезд ВЛКСМ, который объявил историческую роль советского комсомола исчерпанной и заявил о самороспуске организации. Это совсем не значит, что на следующий день мы заколотили двери крест-накрест и разошлись по углам. Волховская и, насколько помню, большинство остальных организаций области действовали ещё как минимум полгода-год. Парадокс: о самороспуске ВЛКСМ написано много, а о попытках реорганизовать Союз молодежи, о его предполагаемых преемниках говорится очень мало.

- Восполните пробел.

- Говорить об историческом событии исключительно с высоты сегодняшнего дня – неправильно и нелогично. С другой стороны, спустя годы многое видится масштабнее, уходят мелочи и неизбежные обиды, что-то непонятное тогда становится очевиднее. Чтобы понять происходившее тогда, необходимо сделать маленький экскурс в прошлое. В моей, разумеется, интерпретации, не претендующей на истину в последней инстанции. Просто волей случая или судьбы, извините за пафос и оксюморон, мне «повезло» оказаться последним первым.

Мысли и разговоры о неизбежном финале комсомола в его прежнем виде стали более-менее осознанно появляться к концу восьмидесятых. В первую очередь внутри самой организации. На всесоюзном уровне возникали всевозможные проекты реорганизации Союза по типу некоего молодёжного профсоюза или, наоборот, узко политизированного молодого авангарда КПСС, как и было прописано в Уставе. Кто-то предлагал сосредоточиться на защите интересов молодёжи, полностью отказавшись от устаревшей, как казалось, идеологии. Кто-то говорил о верности коммунистическим идеалам и критиковал отступников, называя их планы созданием кружков по интересам. И в рамках этих проектов никакого согласия не существовало, потому как и в стране всё было непонятно. Везде, в том числе и в волховской организации, шли непрерывные споры и дискуссии, от выступлений на наших пленумах раскалялся воздух. У каждого было своё, естественно, только его верное видение будущего, которое отстаивалось до хрипоты.

- А как видели будущее Вы?

- Нашей группе единомышленников сама мысль о полном прекращении деятельности организации казалась нелепой. Мы считали, что структура должна радикально измениться, сосредоточиться на защите интересов молодых людей в сфере учёбы, работы, досуга. Всё это было и раньше, но в прежнем комсомоле главенствовала коммунистическая идеология, под которую он и был создан. А мы видели, что привенженцев этой идеологии становится всё меньше, людей стали волновать совсем другие вещи. Да, общество было крайне политизировано, но в коммунизме или около уже никто себя не видел. Зачем же цепляться за старое, когда реформы предлагали такое светлое, даже яркое, будущее.

- Вы верили?

- Почти как раньше в коммунизм. Самое забавное, что всё сбылось. Демократические ценности, свобода предпринимательства, уход от догм и прочее, и прочее. Другое дело, на пару десятилетий вместе с водой выплеснули ребёнка. То есть, в погоне за реформами упустили целое поколение молодёжи и сегодня пожинаем плоды. Вместо свободы пришла вседозволенность, вместо демократии — «либеральные ценности», на смену старым догмам пришли новые, не менее, а может, и более косные. О свободе предпринимательства, новых идеологических вызовах и политических реалиях даже говорить не хочется.

- Вернёмся к главной теме?

- В комсомоле существовал принцип: «Отвергаешь – предлагай, предлагая – действуй». Это были не просто слова, а реальный механизм, который давал возможность воплощения всех идей, поддержанных большинством. То есть, предлагай, что хочешь, но отвечай за свои слова и лично делай то, что предложил.

В конце 1990 года в помещении волховского горкома ВЛКСМ на Вали Голубевой, 5 прошёл пленум районной организации, на котором наша инициативная группа выступила с предложениями по реорганизации. Юрий Никитин, тогдашний заворготделом и завотделом молодёжных инициатив горкома, объединил вокруг себя комсомольских работников и активистов, которые уже не просили, а требовали перемен. Игорь Федин, Андрей Король, Наталья Крюковская, я и другие ребята говорили о невозможности работать в старом формате. Страна менялась на глазах, а мы пытаемся делать вид, что ничего не происходит; так же проходили собрания, проводилось множество мероприятий, мы принимали новых членов – всё шло по накатанной за десятилетия дороге. Спору нет, даже на нашем районном уровне комсомол занимался очень нужными, просто грандиозными делами: через движение МЖК наши комсомольцы строили себе жильё, через коллективные договоры с предприятиями молодые работники имели существенную прибавку к зарплате, через бюро молодёжного туризма парни и девушки выезжали за рубеж и путешествовали по стране. В Волховском районе действовали подростковые клубы, оперативные комсомольские отряды дружинников, поисковый отряд «Совесть», различные спортивные и культурные объединения и многое-многое другое. Но ситуация менялась на глазах, не хватало кадров, средств, возможностей. Время требовало перемен.

- Трудно представить, что кто-то в этом сомневался…

- Да никто не сомневался. Что перемены нужны, прекрасно понимали все, но не все были готовы их осуществлять. Посудите сами, зачем что-то менять, вкалывать, убеждать, рисковать в конце концов, когда можно было тихо и спокойно работать по прежней схеме. Не важно, что работа уже была на самих себя, в аппарате просто проедали деньги и ждали указаний сверху. А наверху-то было ровно то же самое. Обком ждал указаний от ЦК, ЦК комсомола – от ЦК партии. Повторюсь, на всех уровнях преобладала точка зрения — будем тянуть до последнего, а там или средства кончатся, или КПСС победит в споре с демократами, и всё вернётся на круги своя.

Мы видели утопичность этих взглядов, настаивали на своём, хотя чёткого плана конкретных действий на тот момент не имели. В результате по принципу, о котором сказал выше, пленум предложил нашей группе и сторонникам другого варианта развития событий подготовить к следующему общему собранию членов выборного органа свои проекты. Эти проекты должны быть максимально конкретны, реальны к исполнению и продуманы до мелочей. Говоря современным языком, мы должны были предоставить «дорожную карту». Чей проект победит – тот и будет его реализовывать. Через некоторое время мы разработали свои предложения в окончательном варианте, преодолели неожиданное сопротивление сторонников идеи инерционного развития, и я большинством голосов возглавил Горком для того, чтобы всё написанное на бумаге воплотить на деле.

- Что было в планах и в какой степени они реализовались?

- Если коротко, мы считали, что в новых условиях большую часть работы с молодёжью должно взять на себя государство. У нас просто переставал действовать механизм решения абсолютно всех молодёжных проблем. Мы готовы были поделиться лучшими кадрами, средствами, техникой, помещениями и, самое главное, опытом, чтобы появились комитеты по делам молодёжи. В Волховском районе они появились если не первыми, то одними из первых в стране. Районный возглавил опытнейший Юрий Никитин, городской – энергичный комсомольский активист Олег Захаров, хорошо зарекомендовавший себя в движении МЖК.

Мы перевели в рай- и горисполкомы средства на содержание председателей молодёжных комитетов, пока они не вошли в штат исполнительных органов, передали им часть мебели и пропорционально численности молодёжи в городе и районе поделили деньги на развитие. Районный комитет находился в помещении горкома комсомола, городской располагался в горисполкоме.

На эти комитеты возлагалась большая надежда на сохранение и развитие всего лучшего, что было наработано волховской комсомольской организацией. Теперь главными организаторами крупных районных соревнований (лыжный пробег «Дорога Жизни», легкоатлетическая эстафета «Памяти героев», районный военно-патриотический слёт и др.) должны были выступать они, в связке, конечно, с нами, комитетом по спорту и другими организациями и учреждениями. Так же должно было происходить и в культурной сфере, и во всём прочем.

Это была одна из главных задач, которую мы решили в полном объёме, и не наша вина, если сегодня что-то идёт не так. Мы сделали всё, что могли, пусть эти ребята делают лучше.

- Игорь Маратович, а что с самой организацией?

- Параллельно с созданием комитетов и текущей работой, которая ни на день не останавливалась, велась большая подготовка к переформатированию нашей комсомольской организации. Общее направление в сторону отказа от идеологической составляющей совпало с путчем августа 1991 года. Деятельность КПСС запретили, и вопрос о ВЛКСМ, как именно Ленинского Коммунистического Союза Молодёжи, отпал сам собой. Как член областного обкома комсомола я работал над созданием его правопреемника — Ленинградской областной федерации молодёжных организаций (объединений), куда мы планировали войти в качестве Волховского Союза Молодёжи. Решение о прекращении деятельности Волховского ГК ВЛКСМ было принято на внеочередной конференции Волховской комсомольской организации, и там же был принят Устав её правопреемника — Волховского Союза Молодёжи.

- Об этой организации вообще мало кто знает.

- О ней поговорим в следующий раз. Скажу только, что она просуществовала всего несколько месяцев и прекратила существование вместе с областной и всероссийской. Как и Советский Союз, в прошлое ушли все общественно-политические институты бывшей великой страны. Но как бы мы ни смотрели с высоты сегодняшнего дня на своё прошлое, нужно признать – ни одной мощной молодёжной организации, сравнимой с комсомолом по масштабу, в стране так и не возникло. Здесь уместно вспомнить и применить к комсомолу слова Владимира Путина о распаде СССР: пытаться возродить глупо, забывать – стыдно. Комсомол был очень яркой страницей нашей жизни, которую мы перевернули, но ни в коем случае не забыли.

Пользуясь случаем, сердечно поздравляю комсомольцев Волховского района всех поколений с нашим большим общим праздником – 100-летним юбилеем ВЛКСМ! Желаю всем крепкого здоровья, такой же неиссякаемой комсомольской энергии, верности идеалам нашей юности и сохранения светлой памяти о нашей организации.

Автор: Беседовала В. Захарова

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите, пожалуйста, необходимый фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам. Заранее благодарны!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Реклама

Вверх