16+

«Волховские огни». Еженедельная газета Волховского района

Главная / Статьи / Операция "Искра": прорыв блокады
25.01.2018 14:40
  • 68

Операция "Искра": прорыв блокады

Подготовка наступательной операции под кодовым названием "Искра" по прорыву блокады велась задолго до ее начала.

Материал дополнен

К началу 1943 года создались благоприятные условия для прорыва блокады Ленинграда. Во-первых, изменилась стратегическая обстановка на всем советско-германском фронте. Успешно наступавшие Юго-Западный и Сталинградский фронты 23 декабря 1942г. завершили окружение 330-тысячной группировки немцев на Волге. Операция, начатая 19 ноября 1942г., продолжалась по 2 февраля 1943-го. За это время враг потерял под Сталинградом около 800 тысяч человек, до 2 тысяч танков и штурмовых орудий, свыше 10 тысяч орудий и минометов, около 3 тысяч боевых и транспортных самолетов. Стратегическая инициатива перешла к советским войскам, что положило начало коренного перелома в войне в пользу СССР.

Во-вторых, заработал на полную мощность тыл, то есть предприятия, эвакуированные на восток. Во второй половине 1942г. наши войска получили 24504 танка и САУ, в том числе 12520 "Т34" и 2553 — "КВ", 174887 орудий и минометов, 25436 самолетов, 6657 зенитных пушек. Все это способствовало улучшению возможностей при подготовке наступательных операций, обеспечивая войска всеми видами техники в нужных количествах для достижения превосходства над противником.

В-третьих, коренным образом изменился подход командиров и штабов всех степеней при подготовке наступательных операций. Были проанализированы причины неудач предыдуших наступательных операций и приняты меры по обучению командиров управлению боевыми действиями частей и подразделений в глубоко эшелонированной обороне противника, боевому сколачиванию частей, организации взаимодействия родов войск. Это стало особенно заметно с приходом генерал-лейтенанта Л.А. Говорова на должность командующего Ленинградским фронтом. В одном из документов того периода, "О недостатках в обучении войск", отмечалось: "Мною установлено, что при обучении войск наступательным действиям допускаются грубые ошибки, прививающие порочные навыки бойцам". Далее Л.А. Говоров отмечал: "Не зная действительной обстановки и, следовательно, положения своих войск и войск противника, они лишают себя возможностей организовывать последующие этапы боя, пуская тем самым дело на пагубный самотек".

Осенью 1942г. положение Ленинграда продолжало оставаться трудным. Поэтому подготовка новой наступательной операции по прорыву блокады велась задолго до ее начала.

В директиве № 994233 Ставка приказала на базе Невской оперативной группы создать управление 67-й армии. Командующим был назначен генерал-майор М.П. Духанов.

Враг продолжал варварские артобстрелы и бомбардировки города. В 1942г. немцы выпустили по городу 50008 снарядов, совершили 46 налетов авиации, сбросив 760 фугасных и 218 зажигательных бомб, от них погибло 290 человек гражданского населения и более 600 было ранено.

Инициатива проведения операции с целью прорыва блокады Ленинграда исходила от Военного совета Ленинградского фронта. Еще в середине ноября 1942г., оценивая сложившуюся под Ленинградом обстановку, Военный совет Ленинградского фронта подготовил свои предложения о боевых действиях войск фронта на ближайший период. Приступая к планированию операции по прорыву блокады Ленинграда, командующие фронтами должны были лично определить это место.

В конце октября в Ленинград вместе с начальником штаба и другими должностными лицами прибыл генерал армии К.А. Мерецков. На заданный Л.А. Говорову вопрос: "Какое участие Вы сможете принять в предстоящей операции?" тот ответил: "Мы можем нанести встречный удар, но в том месте, где наши войска находятся ближе всего к Ленинграду. На глубокую операцию у нас сил не хватит". Уже тогда стало ясно, что прорывать блокаду придется где-то возле Ладоги. Безусловно, перед Волховским фронтом ставились сложные задачи, которые связывались с особенностями шлиссельбургско-синявинского выступа. Но где? Самым коротким являлось 12- километровая полоса между Шлиссельбургом и Липками — по шесть километров каждому из фронтов. Тогда же была разработана наступательная операция Ленинградского и Волховского фронтов при содействии Балтийского флота. Замысел состоял в том, чтобы встречными ударами двух фронтов при участии авиации, артиллерии и флота разгромить группировку противника в районе шлиссельбургско-синявинского выступа, соединиться южнее Ладожского озера, прорвав кольцо блокады. Эти предложения и были направлены в ставку ВГК.

Очень беспокоил "прыжок" через Неву. Конечно, зимой форсировать реку проще, чем летом. В связи с этим возник вопрос, сможет ли лёд выдержать переправу войск и вооружения. Если гитлеровцы до переправы войск через Неву или во время самого броска взорвут прибрежную ледяную полосу, атака, не начавшись, может захлебнуться. Руководствуясь этими обстоятельствами, командование Ленинградского фронта попросило сроки проведения операции приурочить ко времени, когда установится прочный ледяной покров на Неве и торфяники на ее левом берегу станут надежными для прохода танков и артиллерии, т. е. примерно на начало или середину января.

Значительным препятствием для наступающих явилась лесисто-болотистая местность и широкая река Нева. Враг заминировал ее левый обрывистый берег, скаты которого были политы водой и превращены в ледяные горки. Каждый километр берега находился под прицелом 25-27 орудий и минометов и 30-40 огневых точек.

Бойцы Ленинградского фронта называли левый берег Невы "Невским Измаилом".

Не менее мощный оборонительный рубеж был создан немцами и перед Волховским фронтом. Особенно надежно были укреплены Рабочие поселки № 4, 5 и 8. 40-метровый Званковский холм был превращен в артиллерийско-минометную цитадель. На болотистых участках немцы построили деревянно-земляные и снежно-ледяные валы и заборы толщиной и высотой от 1,5 до 2-х метров. Для укрепления полосы обороны немцы использовали наши танки, которые были подбиты во время сентябрьских боев 1942 года. Они превратили их в неподвижные огневые точки, которые окаймляли Синявинские высоты и рощу "Круглая". В полосе прорыва 2-й Ударной армии их насчитывалось до 40 штук, они были малоуязвимы для артиллерии.

Рассмотрев все вопросы и предложения фронтов, ставка ВГК наметила сроки проведения операции с кодовым наименованием "Искра" и усилила оба фронта артиллерийскими, минометными и танковыми соединениями. Волховский фронт из резерва Ставки получил пять стрелковых дивизий, одну инженерно-саперную бригаду, три лыжно-стрелковых бригады и четыре аэросанных батальона. Фронтом было сформировано четыре зенитно-артиллерийских дивизиона, десять минометных полков, два полка реактивной артиллерии и танковый полк. Ленинградский фронт был усилен одной стрелковой дивизией, пятью стрелковыми бригадами, одной зенитно-артиллерийской дивизией и тремя аэродесантными батальонами. Кроме того, на Ленинградском фронте были вновь сформированы: артиллерийская дивизия и бригада, три артиллерийских и минометных полка, пять дивизионов реактивной артиллерии, танковый полк и четыре танковых батальона.

К началу операции наши войска на участке прорыва превосходили противника в пехоте в 4,5 раза, по артиллерии в 6-7 раз, по танкам в 10 раз, по самолетам в 2 раза.

С воздуха войска Ленинградского фронта поддерживала 13-я воздушная армия генерал-майора С.Д. Рыбальченко, боевые действия Волховского фронта обеспечивала 14-я воздушная армия генерал-майора И.П. Журавлева. К участию в операции привлекалась авиация дальнего действия, авиация КБФ, а также береговая и корабельная артиллерия Краснознаменного Балтийского флота и Ладожской флотилии.

Такое превосходство в силах и средствах было необходимо в связи с тем, что нашим войскам предстояло действовать в исключительно сложных условиях. Почти за полтора года противник превратил территорию выступа, которую называли "бутылочное горло", в сплошной укрепленный район. Все каменные постройки были превращены в доты, населенные пункты приспособлены для круговой обороны. Пространство вокруг них имело сплошную полосу укреплений с развитой сетью траншей полного профиля, отсеченных позиций около блиндажей, деревоземляных заборов, валов. Все это было насыщено огневыми средствами и прикрыто минными полями.

Командующие фронтов прекрасно понимали, что враг будет стремиться получить сведения о своем противнике, т.е. о войсках Ленинградского и Волховского фронтов.

Для сбора информации будут привлечены все разведывательные организации абвера, размещенные на оккупированной германскими войсками северо-западной территории Ленинградской области. Действительно, формирования абвера дислоцировались в Гатчине, в Кингиссепе, в Любани, в Чудово и других городах, где готовились для засылки в тыл Ленинградского, Волховского и Северо-Западного фронтов диверсанты и агенты. Кроме того, на оккупированной территории Ленинградской области действовали 520-я, 702-я, 714-я и 728-я группы тайной полиции (ГФП).

Командующих фронтами особенно тревожило состояние секретности, связанное с предстоящей операцией. Секретность готовящейся "Искры" требовала личного участия членов Военного совета фронтов в работе по предупреждению утечки информации и проникновения в действующие армии шпионов и диверсантов. К разработке документов было допущено строго ограниченное количество лиц, категорически были запрещены переговоры и переписка о предстоящей операции. Распоряжения войскам, как правило, отдавались лично. Все перемещения войск проводились только ночью. Для отвлечения внимания противника командование Волховского фронта имитировало наступление в районе Мги.

Но не дремал и противник. В период подготовки операции на "Невском пятачке", в районе Московской Дубровки, на нашу сторону перешел немецкий унтер-офицер.

Свой переход на сторону Красной Армии объяснил ненавистью к гитлеровскому режиму. Перебежчик представился чертежником оперативного отдела 170-й пехотной дивизии. На первом допросе он подробно указал на силы обороны левого берега реки Невы от устья реки Мги до Шлиссельбурга. Показания подтвердились данными нашей разведки, но не сходились по обороне 2-го Городка. На схеме, полученной от "чертежника", по обороне от 2-го Городка до Шлиссельбурга было совсем мало огневых точек, в то время как левее картина менялась. При очередном допросе перебежчик признался и стал говорить правду: он лейтенант, получил специальное задание перейти на сторону Красной Армии с целью дезинформации ее руководства относительно обороны на Невском направлении. Фактически укрепления в районе 2-го Городка являлись костяком обороны немцев на Невском участке…

Для проведения операции были созданы две ударные группировки. На Ленинградском фронте стояла 67-я армия под командованием генерал-майора М.П. Духанова в составе 6 стрелковых дивизий, 6 лыжных и стрелковых бригад, 22 артиллерийских и минометных полков, 3 танковых бригад. Задача армии состояла в том, чтобы по льду форсировать Неву, прорвать оборону на участке Московская Дубровка — Шлиссельбург, в дальнейшем наступать на рабочий поселок № 5 и Синявино, соединиться с войсками Волховского фронта, тем самым восстановить сухопутное сообщение Ленинграда с Большой землей. Закончить операцию планировалось выходом на рубеж р. Мойки.

На Волховском фронте ударную группу составляла 2-я Ударная армия под командованием генерал-лейтенанта М.З. Романовского и часть войск 8-й армии, которая должна была прикрыть левый фланг 2-й Ударной армии.

На 1 января 1943г. в состав 2-й Ударной входили 12 стрелковых дивизий, 12-я и 13-я лыжные бригады, 4 танковые бригады, отдельный танковый полк и 4 танковых батальона. Предстояло прорвать оборону на участке Липки — Гайтолово, что составляло 12 км, овладеть узлами сопротивления Липки, Рабочий поселок № 8, роща "Круглая", Гайтолово. Затем, продвигаясь на Синявино, овладеть Рабочими поселками № 1, 5, 7 и соединиться с войсками Ленинградского фронта на линии Рабочий поселок № 2 — Рабочий поселок № 6 и далее совместно с 67-й армией наступать в южном направлении на Синявино. На участке прорыва наши войска насчитывали в полосе Ленинградского фронта 133300 человек, в полосе наступления Волховского фронта — 169900 человек.

Для поддержания боевых действий 8-й и 2-й Ударной армий привлекались артиллерийские части, в которых имелось 2885 орудий и минометов. Только в полосе 2-й Ударной было сосредоточено 2100 "стволов", что составляло 180 орудий и минометов на 1км фронта. Такой огневой мощи не было ни в одной предыдущей операции с целью деблокады Ленинграда. Для примера, в Любанской операции во 2-й Ударной армии было всего 403 орудия, часть которых не использовалась из-за нехватки снарядов. В полосе наступления 67-й армии было привлечено до 1870 орудий и минометов, что обеспечивало плотность 150 "стволов" на 1км фронта.

Особое внимание было уделено организации взаимодействия наступающих навстречу друг другу ударных группировок. Для поддержания наступления войск фронтов во время операции на Ленинградском фронте находился представитель Ставки маршал К.Е. Ворошилов, а на Волховском фронте — генерал армии Г.К. Жуков.

Весь период подготовки операции в войсках фронтов велась интенсивная учеба, создавались ударные группы, которые отрабатывали приемы штурма укреплений. В подразделениях Волховского фронта были проведены учения с применением боевой техники и артиллерии. На Ленинградском фронте большое внимание было уделено штурму ледяных горок.

В 9:30 утра 12 января началась артиллерийская подготовка. В 11:50 огонь артиллерии достиг наивысшего напряжения. Штурмовые группы четырех стрелковых дивизий 67-й армии на фронте от Московской Дубровки до Шлиссельбурга бросились по льду на штурм вражеских укреплений. Главный удар 67-я армия наносила севернее 2-го Городка. Здесь нашим войскам сопутствовал успех. В ходе боев на левом берегу Невы были взяты пленные 170-й пехотной дивизии и 328-го пехотного полка 227-й пехотной дивизии. Также были захвачены важные документы, которые быстро обрабатывались. Пленный унтер-офицер 227-й пехотной дивизии заявил: "Артиллерийский огонь русских сокрушительным ударом обрушился на нас и заставил дрогнуть наши ряды. Разрушены многие огневые точки. Создалось безвыходное положение, что и принудило меня и других солдат сдаться в плен".

В 11:15 того же дня на участке Липки — Гайтолово перешли в наступление войска первого эшелона 2-й Ударной армии, через 20 минут вражеские позиции атаковали правофланговые соединения 80-й стрелковой дивизии полковника Н.И. Симонова и 73-й стрелковой бригады полковника И.И. Бураковского. Наши части прорвали оборону противника севернее и южнее Рабочего поселка № 8, овладели рощей "Круглая" и продвинулись на 2-3 км вглубь обороны.

В первые часы боя наибольшего успеха достигла 327-я стрелковая дивизия полковника Н.А. Полякова, наступавшая на очень сильный узел вражеской обороны — рощу "Круглая". Необходимо отметить, что в предыдущих операциях этот укрепленный узел взять ни разу не удавалось. Враг был выбит из первой траншеи, но продолжал сопротивление в других оборонительных сооружениях. За день наша дивизия уничтожила 336-й пехотный полк 227-й пехотной дивизии, захватив 16 орудий, 15 пулеметов, 4 радиостанции, более тысячи снарядов, разбила 70 долговременных сооружений, подбила 2 танка, принимавших участие в контратаках.

Между Рабочим поселком № 8 и рощей "Круглая" наступала 256-я стрелковая дивизия полковника Ф.К. Фитисова. Местность здесь была торфяно-болотистой. Враг соорудил три ряда торфо-дерево-земляных валов, облитых водой. И только благодаря поддержке артиллерии, которая прямой наводкой уничтожала огневые точки противника, и авиации, которая по заявке пехоты бомбила позиции врага, наши войска продвигались вперед.

Но не везде им сопутствовал успех. В районе деревни Липки наступала 128-я стрелковая дивизия генерал-майора Ф.Н. Пархоменко, она с ходу овладела первой траншеей, но дальше продвинуться не смогла — была остановлена сильным огнем противника. Сломить сопротивление врага в этот день не удалось.

К исходу первого дня нашего наступления командующий 18-й армией немцев генерал-полковник Линдеман начал переброску к участкам прорыва своих резервов. На станцию Мга из района Тосно прибыли три эшелона с пехотой и один с артиллерией. Уже на третий день операции в полосе Волховского фронта были введены в бой вновь прибывшие 61-я и 69-я, а в последующие дни 212-я пехотные дивизии и другие части, в т.ч. и артиллерийские. Впоследствии командующий 2-й Ударной армией В.З. Романовский вспоминал: "Готовясь к операции, мы предусматривали, что противник может подбросить к участку прорыва до 11 свежих полков пехоты, до 15 артиллерийских дивизионов и 50 танков… Это усиление войск противника не позволило нам развить тактический успех в оперативный"…

Бои принимали все более ожесточенный характер. Противник пытался не допустить дальнейшего развития наступления и, опираясь на основные узлы обороны: 2-й Городок, Преображенскую Горку — атаковал наши войска с целью восстановления позиций в районе Марьино. Частично ему удалось этого достичь. 268-я стрелковая дивизия, не выдержав сильного флангового удара танков и пехоты противника, отошла на восточную опушку к Неве. Противник намеревался прорваться, отрезать наступавшую группировку и ударить во фланг 136-й стрелковой дивизии, которая добилась наибольшего успеха. Дивизия за день, при поддержке 61-й танковой бригады полковника В.В. Хрустицкого, продвинулась на 4-5км и вышла в район западнее Рабочего поселка № 5 на 1-1,5км. Решающую роль в этот момент боя сыграл 3-й дивизион 596-го истребительного противотанкового полка под командованием И.И. Родионова. Несколько часов дивизион отражал контратаки противника, уничтожив 2 танка, 2 пушки ПТО, 9 пулеметов и свыше роты автоматчиков. Вместе с пехотинцами артиллеристы отразили контратаку противника. В этом бою капитан И.И. Родионов героически погиб.

Медленно развивалось наступление 86-й стрелковой дивизии на Шлиссельбург. Она продвинулась на 1-1,5км, подошла к опорному пункту, прикрывавшему город, и была остановлена. 45-я гвардейская стрелковая дивизия, наступавшая с "Невского пятачка", подверглась ожесточенным контратакам и тоже была остановлена.

В ночь на 14 января на левый берег Невы были переправлены соединения второго эшелона 67-й армии, в т.ч. средние и тяжелые танки, артиллерийские части, некоторые из них были переподчинены стрелковым соединениям, вступившим в бой. К 15 января на левом берегу Невы занимали боевые порядки 18 артиллерийских и минометных полков. Это дало возможность наращивать силу удара по противнику и отражения контратак.

С 14 по 18 января 1943г. в обеих полосах наступления фронтов шли ожесточенные бои. Войска 67-й армии Ленинградского фронта и 2-й Ударной армии Волховского фронта, наращивая силу ударов, продолжали наступление, стремясь завершить прорыв и соединиться в районе Рабочих поселков №№ 1 и 5. Противник, яростно сопротивляясь на флангах нашего прорыва, прилагал все усилия к тому, чтобы не допустить соединения советских войск, идущих навстречу друг другу.

Наступавшая на Шлиссельбург 86-я стрелковая дивизия 15 января штурмом овладела на подступах к городу горой Преображенской, а 16 января полк этой дивизии под командованием П.И. Середина ворвался на южную окраину города. 136-я стрелковая дивизия во взаимодействии с 61-й танковой бригадой к 17 января подошла к западной окраине Рабочего поселка № 5, а 123-я стрелковая дивизия в этот день вплотную приблизилась к Рабочему поселку № 1. 156-я стрелковая дивизия, преодолевая ожесточенное сопротивление противника, овладела станцией Подгорная, повернув фронт наступления на юго-запад, и завязала бои на подступах к Синявино. 372-я стрелковая дивизия, полностью уничтожив врага в Рабочем поселке № 8, к 17 января подошла с востока к Рабочему поселку № 1. После упорных боев части 128-й стрелковой дивизии овладели деревней Липки, а 180-й стрелковой дивизии вплотную подошли к Рабочему поселку № 5. К исходу дня 17 января войска ударных группировок Ленинградского и Волховского фронтов разделял коридор шириной в 1,5-2 километра.

В эти дни наши войска в полосе Волховского фронта захватили экспериментальный образец танка "Тигр" № 1. Этот эпизод в разных источниках описывается по-разному. В некоторых изданиях утверждается, что танк был подбит нашей артиллерией, думается, что это мало соответствует действительности. Этот эпизод подробно освещает в своих воспоминаниях генерал-лейтенант В.З. Романовский: "Фашистский танк держал направление на Шлиссельбург. К дороге в это время подходила 18-я стрелковая дивизия. Танк попал под сильный огонь орудий прямой наводки. Снаряды не вывели его из строя, но водитель танка, вероятно, струсив, свернул с дороги, намереваясь уйти на Синявинскую высоту. Разворачиваясь, фашистский танк попал в торфяник и завяз. Фашисты стали вылезать из люка. Всех их перестреляли. Осмотрели трупы. В танке, оказывается, ехал какой-то гитлеровский генерал, но документов при нем не было". Танк отправили на исследовательский полигон, где были установлены его уязвимые места.

Вечером 17 января командующий Ленинградским фронтом Л.А. Говоров во время беседы с пленным одного из батальонов 225-й пехотной дивизии узнал, что 17 января в 15 часов немецкими войсками был получен приказ, в котором говорилось, что 18 января войскам, окруженным южнее Ладожского озера, необходимо с утра прорваться через Рабочий поселок № 1 и Рабочий поселок № 2 в южном направлении и соединиться с войсками, которые должны нанести встречный удар со стороны Синявино. Командующий отдал приказ предупредить наши войска о намерении противника.

Показания пленного подтвердились. С утра 18 января противник силами 61-й и частью 96-й пехотных дивизий, а также полицейской дивизией СС из района Синявино нанес удар по 136-й стрелковой дивизии, стремясь отбросить ее от Рабочего поселка № 5 на запад и обеспечить прорыв своих войск из района Ладожского озера. 136-я дивизия и 61-я танковая бригада полковника В.В. Хрустицкого отразили вражескую атаку, уничтожив около 600 немцев, а 500 взяли в плен. Наши подразделения ворвались в Рабочий поселок № 5, где в 12 часов дня соединились с 18-й стрелковой дивизией и 2-й Ударной армией. Несколько ранее, в 10:45, 123-я отдельная стрелковая бригада 67-й армии встретилась с 372-й стрелковой дивизией 2-й Ударной армии в районе Рабочего поселка № 1. Бойцы 86-й стрелковой дивизии и 36-й лыжной бригады к 14 часам полностью очистили от противника Шлиссельбург. Немцы в этих боях понесли большие потери. В кольце блокады был пробит коридор шириной 8-11км. Главная задача операции "Искра" выполнена, вражеская блокада была прорвана.

19 января 1943г. весть о победе прозвучала на всю страну в сообщении Советского информбюро:

"Прорвав долговременную укрепленную полосу противника глубиною до 14км и форсировав реку Неву, наши войска в течение семи дней напряженных боев, преодолевая исключительно упорное сопротивление противника, заняли город Шлиссельбург, крупные укрепленные пункты Марьино, Московская Дубровка, Липки, Рабочие поселки № 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, станцию Синявино и станцию Подгорная. Таким образом,… войска Волховского и Ленинградского фронтов соединились и прорвали блокаду Ленинграда"

 

Автор: Г. Самсоненко
кандидат исторических наук, профессор

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите, пожалуйста, необходимый фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам. Заранее благодарны!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Реклама

Вверх